Кто и зачем «забирал» Мирский замок в столицу

105

Вокруг замка еще стояла жухлая трава, парк был запущен, часовня-усыпальница заколочена, да и сама средневековая крепость выглядела романтической развалиной. Было безлюдно и холодно – как и положено поздней осенью в Беларуси. Даже в фантазиях мы не могли себе представить, что средневековый памятник архитектуры когда-нибудь восстановят полностью. Помню, один белорусский писатель, только что женившийся на москвичке, привез ее в Мир, мы вместе поднялись на развалины, он развел руками и пафосно спросил у своей любимой: «Ты чувствуешь, какая история за нами? Какая это была страна – Великое Княжество Литовское?» «Нет», – покачала головой молодая женщина. И, почти извиняясь, еще раз сказала: «Нет…».

Она не хотела никого из нас обидеть. Но запущенность, видимо, резала ей глаза, а нам, конечно, она резала сердца. Не только ее, наша фантазия тогда тоже буксовала. Даже Ольга Ипатова, общественный деятель, писатель, говорила в те годы: «Мир, наверное, восстановят только через 100 лет…».

Мирский замок был объявлен памятником истории и культуры, охраняемым государством, еще в 1947 году. А в 1955-м о нем даже была написана первая кандидатская диссертация. Архитектор Анатолий Яковлевич Митянин исследовал руины, хотя сам из-за инвалидности лазить по кирпичам высоко не мог и звал обмерять стены местных мальчишек. Они помогали, не отказывались! Так шла первая музеефикация древнего исторического объекта – на энтузиазме. 40 лет замок оставался всего лишь районной достопримечательностью: он стоял на земле Кореличского района и принадлежал Кореличскому райисполкому. А какое там финансирование?

Но пришло время, и в Мире появился Юрий Александрович Карачун. Директор Художественного музея единоличным решением взял эти дорогие развалины на баланс своего учреждения: он проявил волю, «забрал» замок в столицу. Юрий Александрович спасал объект от разрушения. Хотя многие его коллеги в музее, как признаются старожилы, посчитали этот порыв руководителя, мягко говоря, неосмотрительным: это ж сколько забот прибавилось с таким филиалом, как Мир! И ответственности. Но именно энергия директора Карачуна сдвинула дело с мертвой точки, и имя его должно быть записано в истории восстановления Мирского замка красными буквами.

Интересно, что государственный исторический музей, которому бы по логике стоило за такой объект, как Мирский замок, драться на всех министерских коллегиях, остался в той ситуации в равнодушной стороне. Вот не было у него руководителя-гражданина, личности! А в Национальном художественном такие люди были всегда:  Елена Васильевна Аладова, Юрий Александрович Карачун, сейчас – Владимир Иванович Прокопцов. Надо называть имена своих героев! Именно поэтому наш художественный – вопреки министерской табели о рангах – музей страны номер один. В общественном сознании так уж точно.

Первыми были отреставрированы в замке две башни – Центральная и Юго-Западная. В Юго-Западной на шести ярусах и разместили экспозиции – достаточно скромные, как вспоминают сами музейщики. Это был 1992 год. Помните, что за время? Молодая независимая Беларусь есть, а денег в стране нет. Полный упадок экономики, но какой взлет патриотизма! О первой экспозиции в Мирском замке написали все газеты, потому что это был знак, символ. Я тоже приезжала за репортажем. Башня стояла непоколебимо. Грела душу, будоражила мысли. Волновала. Но вокруг не было ни-че-го. Поселок – в глубокой перестроечной дремоте. У ворот замка какие-то частники продавали чудовищные куклы Бабы Яги и кривые свистульки, а в местном магазине «Хозтовары» – почему-то остро запомнилось – кроме алюминиевых вилок и ложек, другого товара на прилавке и не лежало. И я купила эти алюминиевые приборы! Они мне были совершенно не нужны. Но фоном нашей тогдашней жизни был один мотив: запасайся вперед всем, чем можешь. Как перед войной.

Незаметно прошло 25 лет. Сложные годы. Серьезные годы! Сменилось восемь министров культуры. Страна отреставрировала Мирский замок, взявшись наконец вплотную за проект в 2007 году. Национальный художественный музей проработал и создал ныне действующую в его стенах музейную концепцию. И средневековый чертог стал излюбленным объектом у туристов: с 2010 года, с момента его открытия после реставрации, замок посетило почти три миллиона человек. Мир теперь действительно презентабельный, оригинальный. Изумительный! И, в отличие от Несвижского замка, который, в принципе, имеет аналоги в европейской архитектурной истории, Мир не похож ни на что.

Но, как говорят музейщики, чтобы сохранить прошлое, надо уметь смотреть в далекое будущее. Пик посещаемости, в принципе, у объекта пройден, поток туристов может вскоре пойти на спад. Не сильный, но все-таки. Как поддержать к замку все такой же повышенный интерес, а то и еще больший? Неожиданное предложение прозвучало от председателя Белорусской ассоциации гольфа Владимира Дражина: построить около поселка Мир поля для гольфа. Аристократический, дорогой и очень популярный вид спорта притянет к нему новую международную публику: будет чаще заселяться фешенебельная гостиница, будет наконец нужда в конференц-зале, который сейчас чаще всего пустует в северном крыле резиденции. И большой ресторан опять-таки под боком, в цоколе замка. Кореличский райисполком отнесся к предложению с большой заинтересованностью. Вот пусть бы звезды сошлись и на этом проекте. Как говорится, Миру – мир.


Няма запісаў для адлюстравання