Сколько депутатов нужно для полного счастья?

10

То есть совмещать выборность и депутатского корпуса, и глав исполнительных структур она считает нецелесообразным? Или депутаты на низовом уровне просто не нужны? А на районном уровне – нужны? А на областном? И сколько вообще депутатов должны защищать права и интересы трудящихся избирателей, чтобы избиратели наконец стали жить лучше?

В Минске, как мы помним, районные Советы были ликвидированы за полной ненадобностью. Теперь интересы жителей двухмиллионной белорусской столицы представляют пятьдесят семь депутатов городского совета. Хорошо представляют? И в чем это представление заключается?

Лидия Михайловна внезапно дала понять, что от отсутствия в нашей жизни депутатского корпуса – по крайней мере на уровне сельсовета – ничего не изменится. Лучше не станет: они не получают заработной платы, не влияют на принятие судьбоносных государственных законов и даже лампочки в подъезде не вкручивают. Но и хуже не станет – по тем же самым причинам.

Это – на уровне села. А на уровне города? Ликвидация советов во всех столичных районах ведь формально тоже ни на что не повлияла. Ликвидируют их вообще – никто и не заметит.

В Украине – заметили бы. Депутат районного совета – не в Киеве даже, а в одном из районов, скажем, Полтавской области – большой человек. Он может затребовать любую документацию по своему району (не округу, а району!), и ему немедленно ее предоставят. Он имеет право проверить в рамках своих полномочий деятельность районной администрации, а также администрации тех сельсоветов, которые входят в его округ. Он лоббирует интересы школ и поликлиник, входящих в его округ, разбирается с письмами жалующихся избирателей. И – делит бюджет. По закону о децентрализации, принятому в Украине еще в 2015 году, местные общины обладают бюджетом, который можно делить. Депутаты определяют, где и сколько нужно потратить, чтобы народ чувствовал изменения. Где поставить новую остановку или изменить маршрут общественного транспорта. Где отремонтировать дорогу, ведущую к поселку. Где закупить новое оборудование для фельдшерского пункта.

Это и есть – политика. За право осуществлять эту политику сражаются парламентские партии – и сражаются ничуть не менее ожесточенно, чем на выборах в Верховную раду.

Вы скажете: ну, так то в Украине…

Да, в Украине полномочия депутатов, прописанные в Конституции, достаточно широки. Но мы помним, что большинство населения в 1996 году в Беларуси поддержало Конституцию, урезавшую депутатские полномочия. Или не так? Или вы уже не помните, за что голосовали?

Тогда не жалуйтесь, что депутаты плохо защищают ваши интересы. Вы сами отняли у себя право быть защищенными от произвола исполнительной власти. Вы сами постепенно отказались от контроля за ее деятельностью. И Лидия Михайловна, кстати, охотно вам предоставила такую возможность, шаг за шагом содействуя еще и урезанию полномочий наблюдателей на выборах. Так, по крайней мере, у вас был шанс выбрать в депутаты тех, кто реально думал бы о вас. А сейчас остается лишь надеяться на депутатскую совесть. И нет гарантии, что совесть эта проснется как раз в тот момент, когда нужно именно вам, а не власти, которая вас обидела. Может и не проснуться.

Кстати, об обидах. Никого обидеть не хочу. Но статистика показывает: чем больше запросов делает депутат местных Советов (то есть, чем эффективней пытается он защищать ваши права), тем меньше у него шансов переизбраться на следующий срок. Исполнительная власть порой считает его скандалистом, а кому нужны скандалы? Все тихо, все шито-крыто. И вот тот, кто добросовестно трепыхался, лишается мандата.

Не верите? Сходите на прием к депутату местного Совета и посмотрите, сколько человек записалось на встречу со своим избранником. Боюсь, что немного. Причем как раз те, кто в 1996 году добросовестно сделал свой выбор против полномочий местных Советов. И сейчас эти же люди жалуются…

Кому и на кого жалуются? Это уже – совсем другая история…

Поделиться ссылкой: