Кому нужна слепнущая нация?

10

Но в этом ли кроется острейшая проблема? Речь идет о судьбах сотен тысяч людей, большинство из них относится к старшему поколению. Они родились до или сразу после войны, и им теперь от 65 до 85 лет. В силу разных причин, связанных, конечно, с тяжелой жизнью, очень многие старики стали быстро слепнуть.

Потеря зрения для человека – это большая жизненная трагедия: ты читал, писал, смотрел телевизор и вдруг лишаешься этого, теряется интерес к жизни; бабушки и дедушки, которые воспитывали своих детей и внуков, вдруг становятся беспомощными, как маленькие дети; потеря очков или любого нужного предмета злит человека, теряется уверенность в себе, поднимается артериальное давление, нарастают конфликтные ситуации в семье.

Проблема заслуживает государственного внимания. Кто, как и когда поможет несчастным слепнущим людям? Сегодня попасть к офтальмологу не так-то просто: талон можно заказать не менее чем за две недели, но, даже если ты получишь его, это вовсе не означает, что попадешь на прием в нужное время, так как без очереди идут малые дети, ветераны, инвалиды, платники. Настраивайся на то, что, возможно, придется провести в поликлинике целый день. Как я заметил, самые большие очереди не к терапевтам, кардиологам, невропатологам, а к офтальмологам.

Пишу я эти строки, зная проблему не понаслышке, сам отношусь к той категории людей, у которых беда со зрением. В 2005 году в Боровлянской клинике мне диагностировали глаукому обоих глаз. Через пару лет перевели на обслуживание в поликлинику №1 Минского района, что находится в столице по улице Осипенко. Операции по замене хрусталика сделали в 10-й республиканской клинике.

Побывав, как говорится, во всех переплетах, могу с уверенностью констатировать, что в Беларуси медики научились хорошо делать операции на глазах, но что касается реабилитационного периода, то здесь есть масса вопросов. Вся нагрузка ложится на малооснащенные контрольным оборудованием поликлиники, и особенно страдают от этого пожилые люди, у которых начинаются различные патологические процессы. Лечение затягивается на годы, а применение импортных глазных капель и гелей, которые надо закапывать в глаза по 3–5 раз в день, наносит ущерб бюджету семьи в сумме до 200 рублей в месяц.

Мне в жизни повезло, и то, что я до сих пор не потерял полностью зрение, – это заслуга офтальмолога Валентины Павловны Гусевой и ее медсестры Марии Казимировны Морозовой. Они лечебные специалисты от Бога, а их милосердие и доброта к пожилым людям создают особую веру в лучшее. Валентина Павловна мониторит все проводимые операции и в критических ситуациях не ленится связать своего пациента с глазными хирургами и попросить конкретной помощи.

Пользуясь случаем, хочу предложить Министерству здравоохранения присвоить звание «Лучший офтальмолог страны» В.П.Гусевой, а ее медсестру поощрить званием «Лучший медицинский работник». Думаю, что тысячи пациентов, проходящих лечение в этой поликлинике, поддержат меня.

На мой взгляд, для облегчения страдания людей необходимо экстренно дооснастить поликлиники и амбулатории необходимым оборудованием, то есть сделать упор не на клиническое лечение (самое дорогое), а на амбулаторное. Это позволит нашим бабушкам и дедушкам по месту проживания оперативно получать консультации и необходимую процедурную помощь.

Многие наши офтальмологи проходили стажировки за рубежом и знают, как решаются эти вопросы на Западе, где люди до 90 лет не имеют проблем со зрением, так как с детского возраста принимают эффективные глазные препараты.

На данный момент сложилась парадоксальная ситуация. Кафедра глазных болезней Минского медуниверситета, возглавляемая высококлассным специалистом и действующим хирургом, выполняющим самые сложные глазные операции, профессором Людмилой Николаевной Марченко, готовит прекрасных молодых специалистов, умеющих работать на современном оптическом оборудовании. Но эффективность их работы уменьшается в разы, когда они приезжают на работу в поликлиники и амбулатории малых городов и поселков, в которых этого оборудования нет. Из-за этого родственникам приходится возить старых людей за сотни километров для проведения диагностики, хотя это успешно могли бы сделать по месту жительства специалисты, подготовленные в Белорусском государственном медуниверситете.

Другими словами, наше здравоохранение внешне в основном выглядит прилично (отремонтированные палаты, достойная экипировка у медперсонала, чистота и порядок), а вот во внутреннем антураже (наличие современного оборудования, упрощение системы обслуживания пациентов) сделан только маленький шажочек.

Минздрав с привлечением специалистов должен разработать программу оздоровления нации, а правительство ее утвердить, предусмотрев финансирование.

Предполагаю, что кое-кто из чиновников скажет: мол, у государства нет денег. Их может не быть на различные парады, проведение увеселительных мероприятий, но на лечение тех, у кого беда со зрением, средств должно хватать.

Удивляет и другое. Страна, имеющая огромнейшую Академию наук (которая, впрочем, занимается запуском космических спутников, изучением Антарктиды), Парк высоких технологий, мощные предприятия (оптико-механическое объединение имени Вавилова и «Интеграл», за 23 года не смогла провести импортозамещение столь необходимого здравоохранению оптического оборудования, за валюту закупаемого за рубежом.

Депутатам парламента при рассмотрении бюджета на 1918 год необходимо проявить твердость характера, снизив аппетиты Администрации президента, силовых структур, спорта, утвердить серьезную программу оздоровления нации.

Нам наконец-то надо понять, что здоровье нации – это самый ценный капитал страны. Давайте посмотрим на поднятую проблему чистым и незамутненным взглядом.

Житель деревни Семково Минского района

Поделиться ссылкой: