Доложив о свершении амбициозного проекта «Шляхамі Скарыны», в ходе которого группа «представителей общественности» посетила европейские места, связанные с именами славянского первопечатника, композитора и политика МихалаКлеофаса Огинского, а также привезла мемориальную доску в честь святых Кирилла и Мефодия в римский собор Сан-Клементе, где прах св. Кирилла и покоится, Петр Кузьмич неожиданно завел речь о создании Национального Пантеона Беларуси, где желающие могли бы отдать дань уважения всем тем, кого можно назвать героями Беларуси – деятелям культуры, науки, политикам, военачальникам. Причем, по мнению самого господина Кравченко, процесс обсуждения будущего канона героев белорусского народа мог бы содействовать национальной консолидации.

Безотносительно к тому, кто и как относится к самому создателю новейшего белорусского МИДа, нужно заметить, что данная идея его вовсе не плоха, хотя и не нова. Проблема в том, что как раз поле национальной Истории и становится главной площадкой, на которой разыгрываются сегодня масштабные идеологические сражения. Достаточно посмотреть белорусское телевидение, чтобы убедиться: исторической толерантностью там и не пахнет. Вспомним до сих пор не реабилитированную Ларису Гениюш (говорят, даже митрополит Филарет ходатайствовал – не помогло). Вспомним попытку провокации во время последнего Съезда Белорусов Мира, когда непонятные личности, представлявшиеся казаками, приехали «дать бой» тем, кого они именовали «наследниками полицаев». Посмотрим ток-шоу с участием всех этих истошно вопящих лиц, почему-то именуемыми экспертами… Продолжать можно долго – но куда там вместе Национальный Пантеон создавать? Тут не стошнило бы при личной встрече…

Идея Кравченко осуществима только в условиях полноценного гражданского мира – иначе будет как в революционной Франции, когда они перенесли в Пантеон прах Вольтера и Марата, а другие Вольтера оставили, а Марата вынесли и выбросили. Потому если говорить о механизме, то вначале должен состояться круглый стол, посвященный сегодняшнему дню, урегулированию всех спорных вопросов, выработке общего видения стратегии государственного и национального развития Беларуси – а потом уже можно будет браться и за Историю. Только как это сделать? Боюсь, у фигурантов «дела патриотов» и у тех, кто выступал заказчиками и «оформителями» этого самого «дела» видение и будущего, и прошлого останется разным. Как тут примирить стороны?

Впрочем, для дипломата с именем, опытом, связями и деловой хваткой, которые за Кравченко вынуждены признать даже его оппоненты, нет ничего невозможного. Осталось лишь дождаться более конкретных предложений по месту, времени и формату мероприятия. И понять, не постигнет ли эту вполне благую, на мой взгляд, идею судьба идеи «круглого стола» между властью и оппозицией. Помнится, ту идею вначале – во времена еще Владимира Русакевича – благополучно заболтали и выхолостили, а потом – уже в новейшие времена – обещали над ней «подумать», да так и «думают» до сих пор.

Кстати, о Национальном Пантеоне: в следующем году – сто лет со дня рождения Петра Машерова. Интересно, помнит ли кто-нибудь об этом?