Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Некоторые из наших сограждан начали обижаться на Польшу с ее намерениями ужесточить требования для получения «карты поляка» – документа, дающего репатрианту в Польской Республике весьма значительные льготы и права. Дескать, вот, сейчас мы будем вынуждены доказывать не только то, что наши предки были гражданами межвоенной Польши, но и то, что они были этническими поляками.
13:27 13 лістапада 2017
466
Памер шрыфта
Марш Незалежнасці на вуліцах Варшавы, 11 лістапада 2017 г. Фота: PAP/P.Zborowski

Собственно говоря, а что возмущает? Польское государство вправе регулировать процесс миграции таким образом, каким оно считает нужным. Многие из белорусов, спешно выучив польский язык и запасшись документами из архивов, уже благополучно выехали за Буг и попытались найти реальных или мнимых родственников. Остальным официальная Варшава намерена предоставить прекрасную возможность строить рыночное и демократическое государство у себя.

Должен сказать, что по старым, достаточно широким правилам, на карту поляка мог претендовать даже я. Мои дед и бабушка были жителями межвоенного Гродно: у деда, служившего сторожем на табачной фабрике, был маленький деревянный домик, бабушка работала санитаркой в больнице – то есть, они явно были избирателями, а потому их потомки могли бы претендовать на «карту поляка». Да и мама моя родилась в Гродно в 1925 году – то есть, подходила под требуемые стандарты. Но и они были православными белорусами, и мама была белоруской, и я остаюсь белорусом. И если мне предстоит выехать за рубеж, то в качестве трудового мигранта, сохраняя белорусское гражданство и не пытаясь ассимилироваться и раствориться в том народе, который даст мне возможность работать – так я понимаю. А для этого мне не нужна «карта поляка». Для этого нужно доказать, что я являюсь специалистом, который может приносить пользу стране, давшей мне работу – раз уж собственному государству я не нужен.

«Карта поляка», скорее, доказательство беспомощности ее получателей-белорусов. Мы не можем – признаются они – без помощи другого государства реализоваться в собственной стране, нам нужна помощь.

Иное дело – этнический поляк. Он хочет чувствовать себя на исторической родине не как иностранец, а как полноправный член той общности, которая называется нация. Поэтому я понимаю Анджея Почобута, гродненского политика и журналиста, который обиделся на посла Польши, заявившего о том, что сто тысяч белорусов получили «карту поляка». По мнению коллеги Почобута, нельзя так говорить, ибо получается, что речь идет об «ополяченных» белорусах. И что-то рациональное в этой обиде есть. Почобута я знаю как человека независимого, который как раз своей этнической принадлежностью торговать ни за какие льготы не стал бы.

Мне кажется, нужно согласиться с тем, что «красно-белое» и «бело-красно-белое» — не одно и то же, что историческая Польша и историческая Беларусь были вполне братскими этносами, но вовсе не сливались в едином «славянском море». Когда сегодня мы видим на улицах Варшавы марши под портретами одного из отцов новейшего польского национализма Романа Дмовского, мы должны понимать: на фоне кризисных процессов, происходящих в Европейском Союзе, очень многие поляки искренне боятся утратить свою национальную идентичность. Для них это означает не только утратить собственное «я», но и потерять вновь Родину и Государство. Потому они согласны со многими радикальными и не слишком политкорректными идеями Дмовского – страх утраты себя их подталкивает возвращаться к Дмовскому вновь и вновь. Даже Пилсудский, куда более лояльный к этническим меньшинствам, кажется им менее надежной исторической опорой, чем его респектабельный оппонент.

Сегодня не нужно кричать о том, что белорус, получивший «карту поляка», становится потенциальным предателем. Это глупость. Паспорт свой он не сдает, от гражданства не отказывается, да и, как заметил посол Конрад Павлик, очень часто не переезжает в Польшу. Так, по мелочам, пользуется льготами, пересекая границу, чтобы сделать закупки. Там дешевле, а потому «карта поляка» получает вполне понятное финансовое измерение.

Дело в другом. Польша была и остается бело-красной – польской. Градус национальной напряженности внутри страны может меняться, но себя она не теряет. А Беларусь? Она – какая? Когда она станет страной, документ о причастности к которой станет для потомков белорусов в других странах столь же вожделенным? Когда бело-красно-белый флаг (для тех, кто хочет жить под ним) и красно-зеленый (для тех, кто с этим смирился) получат свое материальное измерение?

В романе Стендаля «Красное и черное» главный герой искренне стремится преодолеть социальные барьеры, отказаться от себя и своего общественного статуса, и ради этого он готов на подлость, на предательство, даже на преступление. Не думаю, что те льготы, которые дает польское правительство обладателям «карты поляка», столь значительны, чтобы ради них стоило сейчас возмущаться, выстраиваться в очереди, а уж тем более – собирать петиции с требованием оставить всё как есть – если в Варшаве решили ужесточить требования для ее получения. Как-то стыдно – всё-таки не дворянство своё доказываем, не за переход в более высокое сословие боремся – не по Стендалю. А вот и себя, и собственный народ этим унижаем.

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

18 лістапада 2017

Как прошел визит главы МИД ФРГ в Минск

Глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль принял участие в XV Минском форуме, встретился с президентом Лукашенко и своим коллегой Макеем. Обе стороны демонстрировали полное взаимопонимание.
18 лістапада 2017

Институт социологии назвал рейтинг политических партий

Белорусскому народу нужны политические партии, однако рейтинг большинства из уже существующих очень низок и не меняется из года в год.
17 лістапада 2017

В Беларуси задержан корреспондент «Украинского радио». Его обвиняют в шпионаже

Руководитель Национальной общественной телерадиокомпании Украины Зураб Аласания сообщил, что посольство Беларуси уклоняется от ответа о причине задержания украинского журналиста Павла Шаройко.