На 50-летний юбилей Гордона в Киев съехалось немало известных персон. От Беларуси среди приглашенных был только Эдуард Ханок с супругой Евлалией Ивановной.

Эдуард Ханок познакомился с Михаилом Саакашвили и Марией Максаковой
Фото с сайта: bulvar.com.ua

Дмитрий Гордон дружит почти со всеми, у кого в свое время брал интервью. Ему не отказывают в беседах люди самых разных политических взглядов.

Эдуард Ханок познакомился с Михаилом Саакашвили и Марией Максаковой
Фото с сайта bulvar.com.ua

«До российско-украинского конфликта на дни рождения и юбилейные концерты приезжали Валерий Леонтьев, Филипп Киркоров и другие звезды российского шоу-бизнеса, — рассказал «Народной Воле» о некоторых закулисных моментах мероприятия Эдуард Ханок. — Нынче все было скромнее.

Гостей разместили в пятизвездочном отеле «Премьер-палас», у входа которого не так давно был застрелен бывший депутат Госдумы от КПРФ Денис Вороненков. Кстати, на торжестве Гордона присутствовала и вдова Вороненкова, известная московская певица и телеведущая Мария Максакова, живущая сейчас в Киеве. Когда я, выступая, напевал без сопровождения с залом попурри из своих самых известных песен, она зашла в зал и, вероятно, приняв меня за массовика-затейника, решила помочь, указав жестом на синтезатор. Раньше мы были не знакомы с Марией Максаковой и я сомневаюсь, что она знала меня в лицо. Но мы познакомились. Она оказалось довольно приятной дамой в общении. Правда, я все время думал, что она чувствует, находясь в этом отеле…

На день рождения Гордона приехал Михаил Саакашвили – он выступил с очень красивым, пламенным тостом, а также известная снайперша и депутат Надежда Савченко, которая особо отличилась в танцах!

Из исполнителей «зажигали» Женя Кемеровский, Верка Сердючка и восходящая звезда Манатик.

Около полуночи прибыл известный «Эхо(вец) Москвы», политолог Леонид Белковский. Он опоздал, так как между Москвой и Киевом нет прямого рейса, Белковский летел через Минск. С ним случился маленький курьез: ему представили выдающегося футболиста Алексея Михайличенко. Белковский, вероятно, не расслышав фамилию, буркнул: мол, он не знает такого, ибо всю жизнь болел за киевское «Динамо». Но, быстро осознав свою ошибку, долго не отходил от Алексея, принося ему искренние извинения, ибо Алексей Михайличенко и был тем легендарным футболистом того легендарного, и так горячо любимого господином Белковским, киевского «Динамо»!

Лично меня с Дмитрием Гордоном связывают давние отношения, ведь для меня его главный офис почти то же самое, что для коммунистов «Домик 1-го съезда РСДРП». Именно у Гордона состоялась моя первая дискуссия по «Теории творческих Волн», закончившаяся тем, что я, разругавшись вдрызг, гордо прошагал пешком через весь Подол и Крещатик в гостиницу «Украина» — нынешний «Премьер-Палас».

День рождения Дмитрий Гордон праздновал не один, а несколько дней. На второй день по его давней традиции был дан обед в японском ресторане, где, в отсутствии музыкальных инструментов, уже «зажигали» господа Кемеровский и Белковский. Это происходило на том же Подоле, недалеко от офиса, где произошло мое «боевое крещение» с теорией творческих волн…

От поездки на юбилей Гордона у нас с супругой остались самые теплые воспоминания. Гордон умеет организовать праздник!»

Эдуард Ханок познакомился с Михаилом Саакашвили и Марией Максаковой
Фото из открытых источников

Кстати, российский историк, советник президента «Горбачев-Фонда» Виктор Мироненко также отметил, что вечер 50-летия Дмитрия Гордона получился на удивление живым и разноцветным.

«Увидеть столько очень разных лиц вместе – для меня в России вещь, которую я даже представить себе не могу, — отметил Мироненко. — Да и вся обстановка в Киеве усиливала во мне давно живущее где-то в глубине души чувство того, что украинская политика, как и российская, – очень разные, но в то же время и очень похожие.

Они обе какие-то ненастоящие. Но ненастоящие они по-разному. Украинская – немного театральная. В ней много того, что называется бурлеск. Российская же, наоборот, напрочь лишена жизни, она суровая. Ей положено быть как можно дальше от человека – где-то далеко от него: в Зимнем дворце или в Кремле за высоким красным забором.

Украинская же все время выплескивается на улицу и всякий раз в ней есть что-то карнавальное. Российская – угрюма и насуплена, а потом срывается в «бессмысленный и беспощадный русский бунт», который «не дай вам бог увидеть». Соединение того и другого – украинского бурлеска и российского бунта – небезопасно, потому что может превратиться в кровавую драму, как это и случилось: в Москве – в 1993-м, в Киеве – зимой 2014-го.

Подумалось: вот если бы российской политике добавить немного бурлеска украинской, а украинской немного больше суровости российской – может быть, и получилось бы «новое политическое мышление». Не соединяется пока что. Может быть, и слава богу, что не соединяется. Но вынужден признать, что в Украине как-то веселее…»