OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В такую важную дату хотелось бы поздравить Михаила Михайловича, пожелать здоровья и оптимизма. Как-то мы встречались у него дома и беседовали – о прошлом, настоящем, о жизни…“Мне есть что вспомнить, я прожил жизнь не зря”, — сказал он.

О чем же любит вспоминать Михаил Михайлович?

О фирменном стиле

— У Эдуарда Малофеева здорово получалось в шпагате мяч выбивать, он рассказывал, что акробатикой занимался. Насколько я знаю, больше этим приемом никто не пользовался. Но и у меня были свои фирменные штучки. Во-первых, когда к воротам выходил, не бил лишь бы куда. Еще Бобров учил: «Миша, никогда не спеши у ворот. Все проанализируй — и только затем принимай решение». Так что голова в футболе тоже имеет не последнее значение. Еще любил наклонить корпус влево, а внешней стороной стопы отбросить мяч вправо и уйти от соперника. Все происходило на автомате. Обводка у меня хорошая была, на мяч даже не смотрел. Тандема «Малофеев — Мустыгин» все московские команды боялись, не говоря уже о других. Как-то в Куйбышеве играли. На улице жара, выходим на поле — лужи! Оказывается, они специально газон из шланга поливали, чтобы нам, техничным, тяжелее играть было. Кстати, сделали мы тогда этих чудаков и на мокром поле

О сломанной ноге

Однажды вышел на поле со сломанной ногой. Ох, и любил я против московского «Динамо» играть! Там у них защитник был такой — Жора Рябов. Здоровый, высокий, неповоротливый… 2:0 у москвичей выигрываем, до конца матча остается минут пять, я начинаю издеваться финтами над Рябовым. А тот терпел-терпел, а затем с размаху как прыгнет мне бутсами на ногу! Боль адская, голеностоп опух — с кулак! Перелом. А следующую игру проводим с «Ростовом». Сан Саныч говорит: «Миша, ты выйди на поле и просто постой у чужих ворот. Уже двоих защитников на себя оттянешь, ребятам будет легче». Забинтовали ногу, укол сделали, вышел играть. Еще и гол забил. Вот так тогда играли… Мне Лев Яшин, когда я ему забивал, говорил: «Молодец, Миша! Учи наших футболистов, как надо играть».

Об азарте

— Карты мы любили! И самые азартные картежники были — Эдуард Зарембо, Вениамин Арзамасцев, Эдуард Малофеев и Михаил Мустыгин. В «трынку» резались, есть такая игра. Зарембо при выигрыше делил деньги с Арзамасцевым, я — с Малофеевым. Однажды вечером «сделали» их, а уже утром — стук в дверь: «Давай по-быстрому сыграем». Одним словом, пока на зарядку собрались, мы вчерашний выигрыш до копейки и продули. Но какие там суммы! По десятке сбрасывались…

О любви к футболу

— Болельщики с вечера очередь занимали и до утра стояли, чтобы билет купить. На любой матч первенства Союза. Приятно играть было, болельщики плакаты писали: «Миша — молодец!», «Миша — гол!». Приходили и молодежь, и пожилые люди. Все болели за команду душой, футбол любили. А сейчас что мы видим? Я вот смотрю на некоторых фанатов. Многие ж из них, как мне кажется, в футболе даже не разбираются, а приходят просто покричать и пошуметь за компанию. Ищут на стадионе самовыражение. Истинных болельщиков — единицы. Вот и имеем, что на игры чемпионата страны приходят по 300—500 человек. Я даже представить не могу, что было бы, если бы наша команда в свое время вышла из раздевалки на поле и увидела, что на трибунах несколько сотен человек. Да у меня ноги отнялись бы! Какая здесь самоотдача, если не для кого играть?! У тебя же энергии прибавляется в несколько раз, когда видишь, что поддерживают. И мне сегодня жаль футболистов, которые играют при пустых трибунах.