У руля Государственного симфонического оркестра маэстро Анисимов стоит 16-й год, и за это время он смог превратить концертный зал филармонии в Большой дом искусства, куда трудно купить билеты, когда там выступает симфонический коллектив под его управлением.

Маэстро рассказал о своих ближайших планах.

Впереди, 5 ноября, в Белгосфилармонии состоится концертное исполнение оперы «Отелло»Верди.

Сегодня вечером, — сказал Александр Михайлович, — я увижу солистов, чтобы начать не спеша разминать партитуру. Люблю заранее встретиться с солистами, и, как я это называю, попугать. Для своего юбилея я задумал цикл из трех вечеров, чтобы представить творчество дирижера в разных проявлениях: балет «Корсар», премьеру которого я дирижировал 8 октября в Большом театре. Второй вечер — ипостась симфоническая, и лучше чем бетховенская партитура «Торжественной мессы» вряд ли можно себе представить. («Торжественная месса» исполняется дирижером сегодня, 26 октября – Е.М.). Она никогда не звучала в Минске. Это хороший подарок себе. И третий вечер —«Отелло», филармоническое обращение к оперным партитурам.

Александр Михайлович рассказал, как начинал работать в Государственном академическом симфоническом оркестре. На пост главного дирижера он заступил в 2002-м году, когда филармония еще стояла на капитальном ремонте, и тропинка на академические концерты постепенно начинала зарастать. Пришлось «мостить» дорогу чуть ли не заново. И сейчас, сказал дирижер, мы подошли к периоду яркого взаимопонимания с публикой.

Разговор также коснулся исполнения музыки белорусских композиторов. Когда-то это было болезненной темой.

Маэстро Анисимов: Люблю заранее встретиться с солистами и попугать
Маэстро Анисимов расказывает о своём творческом пути. Фото: Родион Антонович

Маэстро Анисимов сказал:

Я, еще работая в оперном театре, всегда приходил на концерты, в которых исполнялась музыка белорусских композиторов, и очень огорчался, что в зале остается так много свободных мест. И когда стал руководителем симфонического оркестра,был категорически против, чтобы играть музыку белорусских композиторов в таких, будем говорить, эстетических и этических условиях. Став главным дирижером, я решил сначала завоевать авторитет: чтобы публика верила оркестру, верила дирижеру, что если мы что-то ставим в афишу, то вы об этом не пожалеете. И на некоторое время мы даже попали под серьезную критику: как же так, государственный оркестр не исполняет… Или очень мало исполняет… Конечно, читать об этом было не очень приятно, но я продолжал проводить свою линию.  И лет через пять, когда мы, действительно, завоевали популярность, мы добились того, что белорусскую музыку приходил слушать полный зал. Мало того, что в Минске, так и в других городах! Я хорошо помню звонок из Витебска: «Мы хотим пригласить вас на концерт». Я согласился и предложил такую программу: симфоническую сюиту «Последний инка» Сергея Кортеса и хореографическую симфонию «Клеопатра» Вячеслава Кузнецова. Ив Витебске был полный зал, аншлаг. Эту программу мы повторили в Могилеве. И снова был полный зал. Доверие публики было завоевано.

На встрече с дирижером были белорусские композиторы. Галина Константиновна Горелова, чьи произведения маэстро Анисимов не раз исполнял в своих концертах, преподнесла Александру Михайловичу в честь его юбилея «дерево жизни», изящное ювелирное изделие, увешенное маленькими агатами. Остальные гости Союза композиторов дарили маэстро— как любимому другу — конфеты и цветы.