Ленин в лодке, в кабинете, на трибуне, в гробу…

23

Отмечать дату и праздновать ее — действия разные. Национальный художественный музей не празднует, но отмечает 100-летие Октябрьской социалистической революции как огромное событие XX века, которое, естественно, повлияло и на изобразительное искусство. Сегодня в залах музея открылась выставка «Ленин’17», на ней представлены 12 живописных полотен, 7 скульптур белорусских художников и две декоративно-прикладные работы, а именно изумительные вазы работы художника Владимира Мурахвера.

Вождя революции Ульянова-Ленина художники советской страны, особенно в последние десятилетия существования СССР, между собой ласково назвали «кормильцем». Портреты Владимира Ильича требовались для страны в несметных количествах: для кабинетов в госучреждениях,для красных уголков в воинских частях, домов культуры в деревнях и дворцах культуры в столицах, а также для школ и даже детских садов, где обязательно висел маленький Володя Ульянов. Портреты хорошо оплачивались, но далеко не всем художникам давали такой государственный заказ, для этого требовался высокий уровень профессионального мастерства. Образ вождя,в каком-то смысле иконный, мифологизированный, создавался по каноническому изображению, созданному еще в 1930-е годы знаменитым художником Александром Герасимовым. И отступления от него не допускались.

На открывшейся в Национальном художественном музее выставке представлены огромные полотна и скульптуры, которые белорусские живописцы создавали уже после войны, в 1950-1960-е годы. Довоенной «Ленинианы» в музее не сохранилось, но она была довольно значительная, так как в 1940 году наша картинная галерея возила из Минска целую выставку портретов Ленина и Сталина на показ в Москву.

Небезынтересно, что искусствоведы музея буквально спасли эти вазы, когда минский фарфоровый завод в 2009-м году обанкротился, и произведения искусства из их заводского собрания вот-вот могли уйти за долги в неизвестном направлении. Фото автора

Дмитрий Солодкий, заведующий отделом научно-просветительской работыподелился своими раздумьями:

— Эта дата — 100 летие со дня Октябрьской революции– в которой, думаю, до конца не разобрались даже историки. Впрочем, у французов 200 лет прошло со времени их Великой Французской революции, а о ее вождях спорят до сих пор. Вот Робеспьера, куда его записать: в ангелы, демоны? Работы, которые мы показываем на выставке «Ленин’17», высоко профессиональные, разноплановые. Ленин –он не только на трибуне, но и в кабинете, и рядом с супругой Надеждой Крупской или вот в лодке на озере. Как видите, картины только большого формата, под стать событию революции 1917 года. Но я хотел бы обратить ваше внимание на работу Евгения Зайцева «Реквием». Какая интересная многоступенчатая композиция! Это большая трудоемкая работа. Посмотрите, как она гениально проработана по цвету: где-то пылающий краплак, а где-токрасный намеренно приглушенный… Лицо Ленина в гробу акцентируется светом даже на расстоянии…

Фото автора

По-моему,почти все, кто в те годы брался лепить или рисовать вождя, – наши знаменитые художники и скульпторы Гугель, Зайцев, Стельмашонок, Шибнев, Волков, Манизер –делали это с верой. Тем более, человечество не родило пока более великой идеи, чем идея социальной справедливости, под знаменем которой рождалась Октябрьская революция.

Фото автора

Дмитрий Монич, еще один куратор выставки, а также главный хранитель музея ответил:

— По-разному можно относиться к личности вождя революции, не обязательно быть поклонником политика Ульянова-Ленина, но мастерства художника это отменять не должно. Да, Ленин фигура противоречивая, но он гений мысли. И согласитесь, в первые годы большинство воспринимало революцию на «ура». Ее энергия вдохнула свежую кровь во все виды искусства, родилась новая эстетика.

Любопытная деталь. В центре зала, где расположилась «Ленин’17», стоит красный рояль. Он интерактивный. Что это значит? Внутри инструмента лежит плейер, а на клавишах — наушники, в которых звучит музыка, посвященная революции. Посмотрев картины, каждый желающий сможет послушать еще и музыку далекого времени.

 

 


Няма запісаў для адлюстравання