«У нас есть проблемы, не знаю – большие или малые», – заявил Александр Лукашенко во время совещания, посвященного в числе прочего исполнительской и трудовой дисциплине государственных служащих, а также о качестве их работы с населением Беларуси. Он возмущался тем, что простые граждане фактически не имеют возможности отстоять свои права в государственных органах. «Все тянется с советских времен: кто-то написал в администрацию президента или на имя президента, кто-то жалуется на местные органы власти, а мы туда отправляем для рассмотрения эти жалобы и заявления, – возмущался Лукашенко, потребовав положить этому конец. – Я хотел бы построить работу так, чтобы не было такого мнения, что невозможно до президента напрямую донести решение тех или иных вопросов или поставить напрямую перед ним вопрос». Президент предупредил, что отныне подобные совещания он намерен проводить примерно раз в два месяца.

Такая тема возникает уже не первый раз. За 23 года пребывания на высшем государственном посту Александр Лукашенко оторвался от жизни простых людей, а чиновники, пытаясь угодить, действительность заметно приукрашивают, комментируют местные наблюдатели. Отсутствие обратной связи постепенно становится угрозой для власти. Как результат – Александр Лукашенко принимает решения, вызывающие недовольство населения, и потом мучительно пытается отменить непопулярное решение, сохранив лицо. «НГ» неоднократно писала о печальных последствиях принятия декрета президента № 3, получившем название в народе «О тунеядцах». После массовых волнений и имиджевых потерь для власти действие декрета приостановили. Но допущенную ошибку власть признавать не хочет и пытается выработать альтернативный документ.

Показательна и история с вскрывшимися фактами дедовщины в армии, где участились факты гибели молодых людей. Родные погибших публично рассказали, что жаловались всем, вплоть до министра обороны, их все выслушивали, обещали разобраться, а дело «заминали».

Буквально вчера видеообращение к президенту записала и разместила на YouTube молодая женщина Ольга Степанова, у которой умер новорожденный ребенок и за это ее судили по обвинению в «причинении смерти по неосторожности». «Мне больно от того, что в стране, где я родилась и выросла, напрочь забыты понятия чести, совести, человечности, справедливости и законности, – обращается она к президенту. – Я полагаю, вам известны события, о которых идет речь, но подозреваю, что вас все же ввели в заблуждение. Иначе вы бы не допустили такого произвола». Из рассказа Ольги Степановой, у которой дома неожиданно раньше срока начались роды, следует, что приехавшая бригада скорой помощи даже не пыталась спасти ребенка, опасаясь ответственности, а затем врачи приложили все усилия к тому, чтобы доказать, что девочка погибла в утробе. Суд, который прошел в закрытом режиме, несмотря на требования подсудимой устроить обычный процесс, приговорил ее к шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии в условиях поселения. Сейчас ей снова грозит уголовная ответственность за то, что она обнародовала материалы закрытого судебного процесса. А это может обернуться еще полугодом ареста.

«В ходе расследования, проведенного мной и близкими, стало понятно, что в администрации области и правительстве много выходцев из медицинских кругов, которые в связке со Следственным комитетом руководили фабрикацией уголовного дела против меня, – рассказала женщина. – В свете вышеописанного у меня вряд ли получится добиться справедливости и наказания виновных, я приняла решение обратиться к главе государства».

В Беларуси нет независимых социологических служб, которые бы могли измерить отношение народа к власти. Придворные эксперты и социологи утверждают, что население полностью поддерживает власть. Негосударственные эксперты говорят о напрочь прогнившей системе, которая сама так увлеклась строительством потемкинских деревень, что не способна отличить их от настоящих. Цинизм чиновников, которые не решают проблемы, а скрывают их, дискредитирует власть.

Вероятно, очковтирательством увлеклись даже спецслужбы, полагают аналитики. На такие мысли наводит недавнее отстранение от должностей руководства Оперативно-аналитического центра (ОАЦ) при президенте Беларуси. «Может, недовольство связано с тем, что спецслужбы проморгали весенние протесты «дармоедов», а в их разгар, мягко говоря, не вполне адекватно информировали президента», – рассуждает политический обозреватель Александр Класковский. Впрочем, он не исключает, что недоволен глава государства мог быть и историей с дедовщиной, и «информационными поражениями в контексте военных учений «Запад-2017».

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий и вовсе полагает, что ОАЦ устранился от аналитической работы, став лишь «техническим центром по регулированию Интернета». Многие эксперты считают, что все эти проблемы создал сам Лукашенко, отказываясь признавать их в расчете, что страх, а не достойная оплата труда и уважение могут быть достаточной мотивацией для государственных служащих. «Спецслужбы бессильны против пороков, порожденных самой политической системой», – считает политолог Валерий Карбалевич.