В заявлении Канопацкой говорится, что «на первом этапе команда примет активное участие в местных выборах», а «впереди сложные и интересные 2019–2020 гг., когда пройдут очередные парламентские и президентские выборы». Кампания ставит перед собой амбициозную задачу: ни много ни мало получить большинство в органах власти. А сама Канопацкая намерена возглавить процесс позитивных изменений в Беларуси, ибо, по ее словам, «одного моего голоса недостаточно, мне необходима поддержка большинства граждан страны». Намек вполне прозрачный. Иначе говоря, мы, не исключено, имеем заявку на статус кандидата в президенты. Под эту заявку и формируется структура.

Как все это можно прокомментировать? Сегодня трудно оценивать президентские перспективы Анны Канопацкой. Новое лицо в политике – это хорошо. Но, вынося за скобки вопрос об отсутствии у нас по-настоящему демократических выборов, оставляя в стороне гендерную тему, нужно заметить, что у нее есть проблемы с биографией, рейтингом. У нее нет истории успеха. Хоть она и заявляет, что «добилась серьезного успеха и победы – стала первым оппозиционным, народным депутатом в Палате представителей за 20 лет», но вся политизированная публика понимает, что в «палатке» она оказалась в результате политической комбинации властей. К тому же в Беларуси статус депутата не является таким уважаемым, как в демократических странах. Поэтому депутатский плацдарм для решающего взлета выглядит сомнительным.

Важно обратить внимание на то политическое позиционирование новой организации «Вперед, Беларусь!», которое выбрала Анна Канопацкая. В начале своего заявления она утверждает: «Уже несколько лет большинство белорусов не верят ни действующей власти, ни существующей оппозиции и имеют веские основания для этого». То есть депутат претендует на формирование «третьей силы», которая бы дистанцировалась и от власти, и от оппозиции.

Прежде всего возникает вопрос: есть ли в белорусском политическом пространстве свободные ниши? Несомненно, что существует довольно значительная часть электората, которой, грубо говоря, надоел Лукашенко, но которая вместе с тем не доверяет традиционной оппозиции. Весенние акции выявили новых людей, которых разбудили к политической жизни неуклюжие действия властей. Но в абсолютном большинстве эта часть электората аполитична, не готова к политическому ангажированию. Все активные люди давно разобраны по политическим партиям и организациям гражданского общества.

Сама по себе идея создания в Беларуси «третьей силы», позиционирующей себя между властью и оппозицией, не новая. За прошедшие два десятилетия существования режима Лукашенко претендентов на это место было много. На рубеже 1990–2000-х годов попытку занять эту нишу предпринимало движение «Яблоко» во главе с Ольгой Абрамовой. В ходе президентской кампании 2001 года «третьей силой» позиционировал себя Леонид Синицын, а также Василий Леонов, создавший движение «За новую Беларусь». Потом был генерал Фролов с его депутатской группой «Республика». Накануне и во время президентских выборов 2006 года такую линию пытался проводить Александр Козулин, создавший движение «Воля народа». Сегодня похожим образом позиционирует себя кампания «Говори правду!».

Но за исключением последней организации все другие политические проекты подобного типа канули в Лету, они оказались кратковременными и не очень эффективными. Что позволяет делать вывод, что сама идея функционирования «третьей силы» в Беларуси является несостоятельной. Авторитарный режим объективно формирует двухполюсную, биполярную систему политической борьбы: власть – оппозиция. И вполне закономерно, что все попытки ее диверсифицировать, плюрализировать провалились. Магнитная сила этих двух политических полюсов (власть – оппозиция) оказалась настолько мощной, что любой субъект, появляющийся в белорусском политическом пространстве, помимо своей воли вынужден либо примыкать к одному из этих полюсов, либо исчезнуть. Как правило, все такие движения логикой политического процесса сталкивались в оппозиционную нишу. Хорошо это или плохо, но белорусский обыватель всех, кто против Лукашенко, считает оппозицией. И поменять такие стереотипы мышления в сегодняшних информационных условиях вряд ли возможно.

А с другой стороны, Либерально-демократическую партию имени отца и сына Гайдукевичей, которая также пыталась барахтаться посередине, той же логикой политического процесса надежно прибило к берегам власти. Что лишь подтверждает общее правило.

Можно еще отметить, что первый шаг Анны Канопацкой в новом статусе оказался слабо подготовленным с точки зрения политтехнологий. Ведь первый выход на политическую арену с такой серьезной заявкой очень важен. Заявление в «Фейсбуке» – ход слабый. Политик акцентирует внимание на способе функционирования новой структуры «Вперед, Беларусь!», коим в немалой степени является механизм поиска денег. Но для кампании подобного типа прежде всего важна политическая программа. А под тезисом «свободный человек, крепкая семья, богатая Беларусь» может подписаться любой политик, в том числе и Лукашенко. Очевидно, что пока у нового политика нет серьезной команды, способной профессионально генерировать и продвигать своего лидера к намеченной цели. А именно с этого, по нормальной логике, следовало бы начинать.