Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Самовывоз рабочей силы, в отличие от вывоза товаров, приобрел особо важное значение. Многое, что имеет место в современной Беларуси уникально. Но больше всего удивляет уникальное отношение к вещам обычным, которые существуют во многих странах мира.
9:46 12 кастрычнiка 2017
145
Памер шрыфта
Фото economics.unian.net

Ликвидация гарантий

Например, в Беларуси, кажется, нигде больше, день Октябрьской революции отмечается как государственный праздник. Глава государства поздравляет граждан с этим эпохальным событием, ныне особенно актуальным, поскольку революции исполнится 100 лет. Ждали народы коммунизма, дождались. И те, кто дожил, могут наблюдать, как власть, сохранившая на местном и областном уровне номинально советские структуры, завершает ликвидацию социальных гарантий народу, некогда обещанной Великой революцией.
Какими бы ни были эти гарантии, по их поводу можно спорить, но главное что обещалось, уверенность каждого в лучшем, по крайней мере, предсказуемом будущем, ценилось всеми. Власти суверенной Беларуси заявили о верности лучшему, достигнутому прежде, обязались поддерживать в эту уверенность.

Но что на самом деле произошло?

С чего началось? Для ответа можно перефразировать третий признак Ленина об империализме, согласно которому «вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение». Белорусская модель не ориентировалась на вывоз капитала, но приоритетным для себя считала экспорт товаров. Но преуспеть в производстве конкурентоспособной продукции на внешних рынках она не смогла. Поэтому признак белорусской модели можно сформулировать так — вывоз рабочей силы, в отличие от вывоза товаров, приобрел особо важное значение. В первую очередь, для собственников рабочей силы, поэтому уместно говорить о ее «самовывозе».

Броуновское движение

Пик самовывоза (рабочей силы, труда) пришелся на середину нулевых годов, когда Россия довольно успешно решала задачу удвоения ВВП, для чего потребовала достаточно квалифицированные кадры, которые имелись в Беларуси, причем, хорошо мотивированные российскими заработками.

Так обычно бывает, когда граждане получают возможность поехать за рубеж и найти там более выгодную работу. Международная трудовая миграция может носить постоянный характер, может быть временной (по контрактам, ограниченным во времени), сезонной. Она регулируется международным правом и законодательствами государств, которые принимают мигрантов.

Международная трудовая миграция осуществляется как в законной, так и незаконной формах. В России она существовала в двух формах, но трудно определиться статистически, чего было больше. Из всего количества трудовых мигрантов-белорусов большинство ехало «на заработки». Не многие обретали для себя новую родину, большинство возвращалось и привозило заработанное своим семьям.

Их было много. Руководитель государства потребовал руководству МВД определиться с количеством, но поскольку миграционный процесс напоминал броуновское движение — одни уезжали, другие приезжали на побывку, третьи временно трудоустраивались в Беларуси, подыскивая в это время подходящую работенку в России. Постоянное становилось временным, временное — постоянным. Все это раздражало властей, которые гордились достигнутой в обществе стабильностью, минимальной официальной безработицей, свидетельствующей, что в Беларуси каждый, кто хочет работать, может найти работу, кто хорошо работает, может хорошо зарабатывать.

Вечный двигатель

Но когда однажды возник дефицит строителей, кто-то из чиновников заявил, что для их удержания следует повышать зарплату. Его никто не хотел слушать. Для определения количества мигрантов вычисляли средневзвешенную, применяли иные способы, но у каждого ведомства получалась своя достоверная величина. У одних 100 тысяч, у других — 200, а порой почти официально принималась цифра в полмиллиона. 500000 человек в трудоспособном возрасте, которые трудятся на экономику других стран, но не платят налоги в своей стране, не отчисляют взносы ФСЗН, пользуются дотационной коммуналкой, бесплатной медициной и образованием.

Десять лет назад эта статистика заставила руководителя государства заявить о необходимости составления персонального списка «отъезжантов» и установления для них персональных повышенных тарифов и сборов.

Но сделать это было сложно по ряду причин. Применив такие фискальные меры, вероятно, можно было уменьшить численность трудовых мигрантов. Но их не мог принять отечественный рынок труда, что, следовательно, не позволяло увеличить налоги. Во-вторых, мигранты зарабатывали валюту, значительную часть которой тратили в Беларуси. Внешняя трудовая миграции пополняла казну валютой самим фактом своего существования, не требуя от государства никаких затрат.
Чем не вечный двигатель, в отличие от убыточного сельского хозяйства.

Такая ситуация типична для многих развивающихся и переходных экономик, которая выгодно используется и государственным бюджетом, и населением. В общем, в Беларуси эту ситуацию тоже прочувствовали и на некоторое время оставили трудовых мигрантов в покое.

Тем более, что каждый житель страны любого возраста и пола, невинные девы и падшие женщины, люди честные и мошенники, работники и безработные, трудоголики и принципиальные бездельники, оплачивают своими налогами и пошлинами все потребляемое произведенное и импортированное в Беларусь. Богатые платят больше, поскольку покупают больше, бедные меньше.

Но подоходный налог могут платить только те, кто имеет доход. Если доходы скрывают, то их преследуют за сокрытие доходов компетентные органы.

Напоминает налог на собак

Аль Капоне, который легальным бизнесом успешно «крышевал» свою криминальную деятельность, смогли осудить только за доказанную неуплату налогов с официальных доходов. Никто не облагал налогами его безработных сограждан, для которых он открыл сеть бесплатных благотворительных столовых. А у нас усиленно занимаются доработкой декрета № 3, планируя для «длительно неработающих граждан» установить по отдельным услугам тарифы, обеспечивающие полное возмещение экономически обоснованных затрат на их оказание.

Подчеркну, не только занятые, не только официальные и неофициальные безработные, но все потребители в основном и оплачивают государственные программы — финансируют физкультуру и спорт, науку и образования, военные парады и отдают свои деньги на строительство агрогородков, на такие безнадежные проекты, как модернизация. деревообработки и текстильной промышленности.

Они же покрывают убытки провальных проектов и программ, выплачивают государственные внешние долги. И уже очевидно, что долги эти ныне живущие не успеют выплатить, оставят их для оплаты детям и внукам. Им, разумеется, это не понравится, они резонно заметят, что не мы брали в долг. Но будущее правительство, как и нынешнее, сделает по-своему — увеличит косвенные налоги, повысит розничные цены и тарифы, и каждый заплатит столько, сколько правительству потребуется.

Вся позитивная аргументация в пользу обновленного декрета № 3 не имеет правовой основы, экономического содержания и здравого смысла. Он чем-то напоминает попытку обязать уплачивать налог на собак не только тех граждан, которые владеют собаками, но и тех граждан, которые не всегда могут себя прокормить.

Что даровано народу?

У крушения прежней коммунистической системы было множество причин. Главной, например, называют неэффективность экономики. Но немалую роль сыграла социальная несправедливость, культивируемая на основе экономической уравниловки. Когда чиновничество фактически приватизировало (хотя в то время такого термина не существовало) систему распределения декларированных как общие социальных благ, и обеспечило себя пожизненную номеклатурную ренту, общество потребовало отмены льгот. Вопрос о лишении «льготников» вырос из этого автоматически. И был решен не в их пользу.

Но получилось, что природа власти не изменилось, поскольку она досталось тем, кто больше всего хотел стать льготником. Поначалу, скромно восстанавливались номенклатурные привилегии. Прежде в основном неформальные, они приобретали статус закона, проистекающие из должности привилегии дополнялись чиновничьей рентой, выплачиваемой за лояльность к руководству.

А что даровано народу? На пальцах одной руки можно пересчитать эти державные долги. Большинство из них уже возвращено дарителю. До последнего не подвергалось сомнению права гражданина на свободный труд, исключающий применения к нему государственного принуждения. Как говорится, среди нас больше нет ни господ, ни рабов, ни эксплуататоров, ни эксплуатируемых, есть граждане, выбирающие для себя любое занятие, которое не препятствует закону, не обязанные к отчету о способе получения хлеба насущного, если он не нарушает закон.

Так должно быть, если соблюдать Конституцию. Но у нас все повторяется — здоровые вновь завидуют больным, сильные гнетут слабых, богатые хотят догола раздеть бедняков. От этого, как утверждают социологи, не менее половины белорусов рассматривает для себя возможность покинуть эту благословленную страну. Меньшая часть навсегда, большинство — хоть однажды съездить удачно на заработки. Кому заплатить ипотеку, кому на новые налоги и ЖКХ.

Самовывоз рабочей силы в Беларуси приобрел очень важное значение…

Аўтар: Константин Скуратович 
Крынiца: Белрынок
Тэмы:, ,
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

17 кастрычнiка 2017

Прейскурант ненормальности

В День матери прозвучало много хороших слов о материнстве и детстве. Но что такое слова, пусть даже самые раскрасивые? Ничто! Они не могут скрыть то негативное, что происходит в нашей жизни.
17 кастрычнiка 2017

Побочный эффект разгосударствления

Что происходит с госсобственностью
13 кастрычнiка 2017

Дзеля чаго падтрымліваецца «дзедаўшчына»

Трагічная гісторыя сьмерці салдата тэрміновай службы Аляксандра Коржыча ў вайсковай частцы ў Печах пад Барысавам выклікае шэраг важных пытаньняў.