Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Комментарий под названием «Монументальная история» я написал и отправил ночью. Мастер был прав: утром я бы вычеркнул, по крайней мере, одно слово – «дурак», которым я оскорбил незнакомого мне человека – посла Польши в Швейцарии. Приходится извиняться.
11:06 12 кастрычнiка 2017
332
Памер шрыфта

Один из моих учителей, замечательный мастер Евгений Будинас, говорил:

— Никогда не посылай адресату текст, написанный ночью. Перечитай – потом отправь. Утром.

Комментарий под названием «Монументальная история» я написал и отправил ночью. Мастер был прав: утром я бы вычеркнул, по крайней мере, одно слов – «дурак», которым я оскорбил незнакомого мне человека – посла Польши в Швейцарии. Приходится извиняться.

Действительно, ситуация дурацкая. Но посол «дурака» никак не заслужил. Он действовал в рамках своей парадигмы, согласно которой слово «Польша» применительно к Тадеушу Костюшко должно употребляться так же часто, как формулировка «группировка, запрещенная в Российской Федерации» в российских медиа употребляется по отношению к ИГИЛ. И это понятно: у Костюшко репутация рыцаря без страха и упрека, что, собственно говоря, оценил даже император Павел I, все свое короткое царствование пытавшийся играть ту же роль и лично пришедший освобождать генерала-пленника из заключения. Такого персонажа рад заполучить любой национальный Пантеон.

Проблема в том, что не укладываются такие фигуры, родившиеся на историческом и географическом пограничье, в рамки одной национальной Истории. Время и место были не те. С тех пор менялись границы, названия наций, государственные языки. Осталась память. И желание выстроить национальную Историю в как можно более романтическом ключе.

Так и с Костюшко: романтический герой, канонизированный национальной памятью, оказывается совершенно «пограничным». И дискуссия, возникшая вокруг памятника в Швейцарии, выглядит как попытка перетянуть монумент в честь Костюшко с «нейтральной полосы памяти» на чью-либо конкретную территорию. Разумеется, не получается: вцепились все с равной силой.

С «дураком», повторюсь, я был не прав, за что и приношу послу Якубу Кумоху свои извинения. Только проблему это не снимает. Сложившаяся ситуация «двух правд», когда посол Кумох обвиняет руководителей Ассоциации белорусов Швейцарии в том, что они вышли из переговорного процесса, а Александр Сапега в ответ ссылается на даты ответов польского посольства (когда действительно менять что-либо в памятнике было уже поздно) отражает именно желание «перетянуть» Костюшко к себе, закрепить за собой эксклюзивное право удерживать на своей территории. Право, Павел I был милосерднее: он генерала выпустил, взяв, правда, с него слово не воевать против России. Костюшко слово сдержал.

В случае с памятником этого не получилось. Кто виноват? Думаю, обе стороны. Но более виновата та сторона, которая сильнее. А в противостоянии государственной машины и гражданской инициативы сильнее оказалась, в данном случае, государственная машина – польская. Как написал кто-то из блогеров, никто не мешал польской стороне установить свой памятник – и пригласить на его открытие белорусов. Правда, думаю, что упоминания Беларуси на этом памятнике не было бы. Или не так? А швейцарские белорусы ставили памятник не польскому политику, а своему земляку. И их выбор следует уважать ничуть ни в меньшей степени, чем выбор посла Польши. Собственно, понимание этого и вызвало шквал возмущения в интернете – в том числе и моего.

Вернусь к тому прецеденту, о котором уже писал в прошлый раз. 1998 год. Открывается памятник Адаму Мицкевичу в Минске. Памятник открывает глава польского Сената профессор Лонгин Пастусяк, который, как и положено профессиональному историку, находит точные формулировки:

— Великий сын белорусской земли, ставший гениальным польским поэтом.

Недавно Польша праздновала юбилей Джозефа Конрада. Великого поляка, ставшего выдающимся английским писателем.

Украинцы помнят, что Николай Гоголь – гениальный писатель – русский! Но сын украинской земли. Украинского писателя Гоголя, как и белорусского писателя Мицкевича, увы, нет. Но это не значит, что читатели должны забывать о их корнях.

С политиками и военными сложнее. Но не нужно перетягивать памятники с нейтральной полосы. Памятник может рухнуть, а состязающиеся стороны все более уподобляются персонажу, стреляющему из чувства ревности в любимую женщину:

— Так не доставайся же ты никому!

Не знаю, какой именно величины памятник будет установлен в Швейцарии. Но если он рухнет, засыпать может многих.

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Паседжанне трохбаковай кантактнай групы па Украіне праходзіць у Мінску

Сёння ў Мінску адбываецца чарговае паседжэнне трохбаковай кантактнай групы па мірным ўрэгуляванні сітуацыі на Данбасе, паведаміў у твітар МЗС Беларусі.

Лукашенко отмечает успешное сотрудничество разведслужб Беларуси и России по защите национальных интересов

Это заявил Александр Лукашенко 17 октября на встрече с директором Службы внешней разведки России Сергеем Нарышкиным в Минске, передает корреспондент БелТА.
17 кастрычнiка 2017

Крутыя сцяжыны Міколы Маркевіча

  Вярхоўны Савет БССР 12-га склікання 27 ліпеня 1990 года абвясціў Дэкларацыю аб дзяржаўным суверэнітэце, якім фактычна вызначыў шлях Беларусі да незалежнасці. У ліку дэпутатаў, якія пракладал