Александр Козулин: «При Абламейко БГУ из флагмана стал превращаться в рядовой университет. С приходом Короля ситуация может только ухудшиться»

262

– Александр Владиславович, вы не знаете, с чем связана отставка Сергея Абламейко? Вы же лично были знакомы, рассказывали, что при Абламейко наконец-то вернули ваш портрет в Галерею ректоров, которая размещается в зале Ученого совета БГУ…

– Знакомы – это громко сказано… Если пересекались на каких-то мероприятиях, то Сергей Владимирович старался меня не замечать… Почему его отправили в отставку? Если честно, мне это не интересно. Абламейко, на мой взгляд, был не самым лучшим ректором. И не только потому, что в университете не было ни академических свобод, ни студенческого самоуправления, что он не смог вернуть практику выборности ректора, как это было в мою бытность: тогда ректора выбирали на расширенном Совете, в который входило более 600 человек, а доценты избирались научными советами. Статус БГУ за последние годы нисколько не улучшился, скорее – наоборот.

– Многие эксперты отмечают и ставят в заслугу Сергею Абламейко тот факт, что БГУ при нем добился заметных успехов в международных рейтингах. А поскольку в современном мире это считается критерием успешности, то, значит, и работа ректора по международным нормам была успешной.

– Помимо рейтинга QS World University Rankings 2017/18 британского агентства, который сейчас все вспоминают, есть и другие рейтинги. И, например, в шанхайском рейтинге специальностей БГУ незаметен. А это свидетельство того, что уровень образования в БГУ снизился невероятно.

– Невероятно – это что значит? Сегодня БГУ по-прежнему считается главным вузом страны, учиться там престижно, поступить непросто. Проходные баллы буквально на все специальности начинаются от 300…

– БГУ на фоне общей деградации системы белорусского образования держит марку лучшего, туда идут самые сильные и подготовленные выпускники школ. Но качество образования проверяется многими параметрами, не только конкурсом в вуз. Гораздо более важным является то, каких специалистов готовит университет, куда они потом со своим дипломом и знаниями могут трудоустроиться. А что сейчас происходит в БГУ?

Сегодня в структуре доходов университета почти 100 процентов – это платное образование. Университет живет за счет студентов-платников, вуз готов принимать туркменов, китайцев, которые не всегда хорошо говорят и понимают по-русски, лишь бы те платили. Но лучшие университеты мира зарабатывают не этим, а путем интеллектуальной деятельности. При университетах работают инновационные предприятия, которые и зарабатывают, и становятся площадкой для производственной практики студентов, для развития способностей молодых людей. В мою бытность ректором в структуре доходов БГУ платное образование занимало всего лишь 7 процентов, остальную прибыль университету давали малые предприятия, созданные при БГУ.

Белгосуниверситет всегда гордился тем, что давал элитное образование. А сегодня об элитности говорить не приходится. В последние годы БГУ из флагмана превращается в самый обычный университет. Материально-техническая база такая, что плакать хочется, новое оборудование не закупается, главный корпус БГУ давно не ремонтировался. В 2021 году БГУ отметит 100-летний юбилей, и у меня есть опасения, что к этой дате он подойдет в самом плачевном состоянии за всю свою историю.

– Вы рисуете такую пессимистическую картину… Не говорят ли в вас прошлые обиды?

– Ситуация в БГУ – это лишь иллюстрация того, что сегодня происходит в системе образования страны. Университет не может существовать автономно, он работает в тех условиях, которые созданы. Все видят, что сейчас происходит! Достаточно вспомнить одну цитату Лукашенко о том, что три года достаточно для получения высшего образования, и сразу станет ясно, в каком направлении будет развиваться высшая школа. Это уже не стагнация – деградация.

На мой взгляд, отставка министра образования Михаила Журавкова – а это был самый прогрессивный министр за всю историю независимой Беларуси – и приход на эту должность Игоря Карпенко свидетельствуют о том, что в сфере образования либерализации уже нет и то немногое прогрессивное, что было создано, будет уничтожаться. Из сферы будут «вымываться» профессионалы. Всегда избегаю вешать ярлыки, но новый министр образования себя уже показал – и новое расписание в школах ввели, и гимназии хотят ликвидировать. Профессионал на такие шаги не пошел бы. Не удивлюсь, если и назначение ректором БГУ Андрея Короля – его инициатива.

– Вы, кстати, как оцениваете это назначение?

– Посмотрите на его жизненный путь, и все сразу станет ясно. Пока фамилия Короля вызывает только одну ассоциацию – репрессии. И вполне объяснимы опасения, что с его приходом ситуация в БГУ может только ухудшиться. Хотя звучат и иные мнения: мол, прогрессивный, современный. Мне сложно судить, сможет ли новый ректор вернуть университету ту роль, которую он должен играть в современном обществе, – роль локомотива, который тянет всю высшую школу страны, дает новые направления и ориентиры для ее развития.

– Александр Владиславович, а вы чем сейчас занимаетесь? Из политики, я так понимаю, ушли. Может, вернулись к преподавательской работе?

– Я пенсионер, занимаюсь, образно говоря, самообразованием. Мне кажется, процесс познания – он непрерывный. Мы даже не подозреваем, как мало знаем… С удовольствием провожу время с дочерьми и внуками.

Поделиться ссылкой: