Может ли лондонский кошмар повториться в Минске?

20

Самым кошмарным из подобных пожаров за последний год стал лондонский. Напомню, что 14 июня в результате возгорания в 24-этажном жилом небоскребе, ставшем смертельной огненной западней, погибло более чем 80 человек.

Минск хоть и не Дубай с его небоскребами в сотни метров, но зданий выше 20 этажей в столице Беларуси более сотни. А 48 из них по этажности равны или превосходят ставшую печально знаменитой лондонскую Гренфелл-Тауэр. «Народная Воля» решила выяснить: не грозит ли минчанам жуткая участь, выпавшая на долю жителей Северного Кенсингтона?

Путь к спасению – лестницы. Но какие?

Для начала корреспондент попытался определиться: что же в Беларуси считается «небоскребом», и как обеспечивается их пожарная безопасность?

Оказалось, что есть как минимум два варианта подсчета высоток. Первый – от Министерства архитектуры и строительства – звучит так: «многоэтажное здание жилого назначения высотой от 75 до 100 м включительно, общественного и многофункционального назначения высотой от 50до 200 м включительно».

Классификации МЧС иная: «жилые здания от 10 этажей и выше, прочие – 16 этажей и выше». Сколько же таких зданий в Минске? Как сообщила Ольга Мельченко, представитель столичного управления МЧС, подходящих под вышеозначенные критерии объектов в столице страны неожиданно много: 1160 жилых и 12 нежилых зданий. И пожарная безопасность большинства из них (некоторые построены ранее) обеспечивается по принятым в 2008 году строительным нормам проектирования высотных зданий (108 ТКП). Это весьма обширный документ, посему приведем лишь несколько пунктов из его «противопожарной» части.

Во-первых, здания должны быть оборудованы аварийной сигнализацией и незадымляемыми лестницами. Во-вторых, со всех сторон здания должен быть подъезд для аварийно-спасательной техники, при этом расстояние от наружных стен высотной части здания до внутреннего края проездов должно составлять 8-10 метров, а ширина проездов для пожарных машин – не менее 6 метров. В-третьих, техника должна иметь подъезд к эвакуационным выходам из зданий, и пожарные должны иметь доступ с автолестниц или автоподъемников в любое помещение, квартиру, зону безопасности, находящиеся в нижнем пожарном отсеке (до 16 этажей и 50 м). В-четвертых, расстояние между соседними высотными зданиями должно

быть не менее 30 метров, а противопожарные разрывы между высотным зданием и открытыми площадками для стоянки автотранспортных средств – не менее 15 м. В-пятых, ширина лестничных маршей в жилых зданиях должна быть не менее 1,2 м, в зданиях иного назначения – 1,35.

А теперь ответьте на вопрос: соблюдается ли хотя бы этот (очень усеченный) перечень требований при строительстве минских многоэтажек, которые в последние годы растут как грибы после дождя? И к чему может привести (не дай бог случится) пожар, аналогичный лондонскому?..

К примеру, когда бываешь около многоэтажного бетонного «шанхая», называемого «Маяк Минска», создается впечатление, что не только нормы инсоляции безбожно нарушены. но и работать пожарным машинам там будет очень сложно – не всегда есть где развернуться как «по горизонтали», так и «по вертикали»: «Несоответствия 108 ТКП не выявлялось, но если есть сомнения, можно выяснить все через процедуру официального обращения», – отвечает представитель Министерства по чрезвычайным ситуациям Виталий Новицкий.

Пожары в высотках четко показали, что обычно шанс на спасение есть лишь на тех этажах, до которых дотягивается пожарная лестница. Потому как быстро распространяющийся по вертикали огонь и продукты горения отрезают от путей эвакуации паникующих людей, в отчаянии выбрасывающихся из окон. Допустим, подъехать к высотке, в которой случился пожар, машина спасателей смогла. Но зачастую «скромный» поначалу очаг разрастается на огромной высоте очень быстро, захватывая большую территорию. Сколько же в Минске пожарных машин, «вооруженных» многометровыми лестницами, могущих спасти людей с высоты?

«Порядка 20 единиц техники с высотой подъема 50 метров и выше (это в основном 50-52 метра) и один 90-метровый подъемник», – отвечает представитель МЧС Виталий Новицкий. Но почему же так мало?! Ведь согласно статистике МЧС, высоток в столице больше тысячи, а домов в 20 и больше этажей (то есть выше 50 метров) – уже более сотни, и они продолжают строиться. «Пожарные лестницы и подъемники не рассматриваются как основной способ эвакуации людей с высотных зданий. Для этого должна быть инженерная защита. В частности те самые незадымляемые лестницы, на которые часто жалуются жители многоэтажек», – рассказывает он.

По словам официального представителя МЧС, 50-метровые вышки или подъемники есть также во всех областных центрах, не менее 5-ти в каждом: «Но это не средство спасения, а дополнительный способ подачи огнетушащего состава на высоту и доставки спасателей. Они незаменимы при пожарах в стандартных многоэтажках, где нет незадымляемых лестниц».

Зависающие вертолеты и негорючие фасады

К счастью, в Беларуси «работать» на пожарах в небоскребах спасателям не приходилось. Но международная практика показала, что при тушении пожара на высоте незаменима авиация, как и при спасении и эвакуации пострадавших. Но, как выяснилось в беседе с Новицким, вертолетных площадок в Минске нет ни одной… Первая должна появиться в больнице скорой помощи в Курасовщине: «Сейчас решается – где она появится – на крыше одного из корпусов БСМП или на земле рядом».

Тем не менее, на учениях белорусские спасатели отрабатывают эвакуацию пострадавших с крыш небоскребов. Для этого вертолет МИ-6 (огромная машина, которая и на землю-то не везде сядет) зависает над крышей здания со специальной платформой, на которой могут поместиться до 10 человек.

С вариантами спасения разобрались. А как вовсе не допустить трагедии?

Допустим, архитекторы сделали проект небоскреба согласно правилам и нормам, принятым в 2008 году. И все противопожарные меры в нем соблюдены. Но ведь есть еще известная триада «проект-строительство-эксплуатация». Кто следит за тем, чтобы при возведении высотки строители не совершили ошибок, которые могут стоить будущим жителям этих домов (обитателям офисов) жизни?

«Что касается первой стадии, то когда проект приходит на экспертизу в Минстройархитектуры, он проходит строгую проверку по спецтехусловиям. Далее, на стройплощадке, функции стройтехнадзора организовывает или заказчик, или же он нанимает стороннюю организацию. Государственную или частную. Это лицензируемый вид деятельности. При эксплуатации за все отвечает обслуживающая организация», – рассказали корреспонденту «НВ» в РУП «Стройтехнорм», одном из подразделений Минстройархитектуры.

Можете сами оценить: всегда ли проект соответствует всем нормам, не халтурят ли строители, и договорятся ли, «если что», представители застройщика и частная фирма, оказывающая услуги стройтехнадзора?..

Но допустим, что архитекторы не отошли от буквы противопожарного раздела, «написанного кровью», а строители не отошли от замысла проектировщиков: не удешевили его, и нигде не ошиблись, сделав все «по писаному». Остается третье звено, как обычно самое слабое – эксплуатация.

Именно эксплуатация лондонской высотки (а именно произведенный некачественный ремонт) стала причиной жуткого пожара, унесшего десятки жизней. Тогда огонь распространился по зданию из-за горючести нового фасадного материала. Может ли в Беларуси случится нечто подобное?

«У нас отделка всех фасадов жилых зданий выше 10 этажей и нежилых выше 16-ти – негорючая. И подобного лондонскому кошмару быть в Беларуси не может. Мало того – по нормативам внутри всех этих зданий в местах общего пользования материалы также должны быть негорючими», – уверяет Виталий Новицкий.

Стоит звонить не в МЧС, а коммунальникам

Хорошо, что здесь белорусы застрахованы от неприятностей. Но ведь не зря именно эксплуатация в вышеописанной триаде – слабое место. И это подтверждается при расследовании причин техногенных катастроф.

Когда случается трагедия, эксперты тщательно изучают, не нарушались ли правила пожарной безопасности? К примеру, на все ли 100 процентов работала система аварийного оповещения, не были ли заблокированы люки между пролетами наружной лестницы, соединяющей балконы и аварийные выходы, не случилось ли иных мелких нарушений, каждое из которых (и уж тем более совокупность) могло стать причиной смерти?

Как осуществляется контроль организаций, которые эксплуатируют сотни минских небоскребов, подпадающих под определение МЧС? Стоит ли белорусам, живущим на 10-м и выше этажах, беспокоиться (к примеру) за состояние главного пути спасения, незадымляемых лестниц? Тех самых «темных закоулков», на сработавшую сигнализацию в которых порою жалуются жители высоток?

«Нарушения при эксплуатации не выявлялись. Тем более, что сейчас в контексте общей либерализации действует мораторий на проверки, и МЧС тоже объявило мораторий. Так что в этом году проверок фактически нет, – рассказывает «НВ» Виталий Новицкий. – И хотя жильцы часто звонят с претензиями в МЧС, они платят деньги обслуживающим организациям, и поддерживать системы в рабочем состоянии должны они. Если есть нарушения, и они не устраняются, то это повод расторгнуть договор или штрафные санкции предъявить», – советует представитель МЧС.

Либерализация – это хорошо. Но, думается, МЧС могло и настоять на праве проводить проверки в высотных зданиях в прежнем режиме. Тем более имеет право поднять этот вопрос после регулярных новостей о трагедиях, случающихся по всему миру.

Главные небоскребы столицы Беларуси

1.  ЖК «Парус» (Кальварийская, 16; год постройки – 2015), высота – 137 метров

2. БЦ «Royal Plaza» (Победителей, 7а; 2015), высота – 135 м

3. Белбыттехпроект (Мельникайте, 4;1982), высота – 90 м

4. ЖК «Славянский квартал» (Победителей, 27; 2012), высота – 90 м

5. ЖК «У Троицкого» (Сторожевская, 6; 2013), высота – 90 м

6. БЦ «ОфисИнвест» (Тимирязева, 65; 2013) высота – 86 м

7. МФК «Титан» (Дзержинского, 104; 2015) высота – 86 м

8. Гостиница Беларусь (Сторожовская, 15; 1987), высота – 81 м

9. Национальная библиотека (Независимости, 116; 2006), высота – 73 м

Поделиться ссылкой: