— Отставку Сергея Абламейко с должности ректора БГУ нельзя назвать большой неожиданностью, — считает член Общественного болонского комитета, профессор Владимир Дунаев. – Слухи такие в академическом сообществе ходили давно. Формально вроде бы у него закончился контракт. И с точки зрения политики омоложения кадров – а Сергею Абламейко 61 год – данная отставка вполне оправдана. Но с другой стороны – это кадровое решение не гармонирует с той ролью, которую сыграл Абламейко в повышении статуса БГУ. Ведь при нем Белгосуниверситет добился заметных успехов в международных рейтингах. А поскольку в современном мире это считается критерием успешности, то можно констатировать, что и работа ректора по международным нормам была успешной.

Однако, замечает, эксперт, одновременно с продвижением БГУ на международной арене, повышением качества образования в БГУ, в вузе не становилось больше академических свобод. Сергей Абламейко демонстрировал лояльность к действующей власти.

— К сожалению, репрессий в отношении к студентам в БГУ меньше не становилось, — говорит Владимир Дунаев. – И это не только репрессии после президентских выборов 2010 года, которые сделали Абламейко невъездным в страны ЕС до 2015 года. В прошлом году практически все лидеры движения «Студенты против», которые выступали не просто против платных пересдач, а по сути заявили о том, что студенты хотели бы участвовать в принятии решений, стали жертвами репрессий, были так или иначе изгнаны из университета. Но то, что Абламейко заменили Королем – более тревожный сигнал.

Владимир Дунаев напоминает, что международные эксперты установили восемь случаев академических репрессий в Гродненском государственном университете, когда ректором вуза являлся именно Король. «Изгнание преподавателей из Гродненского университета на совести Короля», — считает Владимир Дунаев.

— Назначение человека с такой репутацией ректором главного вуза страны – очень тревожный факт, — считает эксперт. – Тем более, что он получил от главы государства напутствие «навести порядок». Какой порядок? Учитывая его опыт репрессий, можно предположить, что репрессивный. Не знаю, что нужно сделать новому ректору, чтобы убедить академическое сообщество, гражданское общество и зарубежных коллег в том, что он не повторит опыт гродненского университета. Но репутация у Андрея Короля сильно испорчена. А для международного сообщества продемонстрирован очередной шаг, свидетельствующий о том, что в сфере образования Беларуси, в высшей школе либерализации уже нет, а скорее наоборот идет закручивание гаек.

Владимир Дунаев замечает, что страны ЕС уже заметили этот откат назад. Фактически признанием этого является возращение стипендиальной программы Кастуся Калиновского, финансируемой польским правительством. «Пару лет назад она была модифицирована в расчете на то, что необходимости в поддержке репрессированных студентов нет, поскольку за политику из белорусских вузов уже не отчисляют, — напоминает Владимир Дунаев. – Однако с нового учебного года эта часть программы восстановлена, потому что количество репрессированных студентов снова возросло».