Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Христианские демократы Ангелы Меркель предсказуемо победили на выборах в бундестаг. Однако не преодолели 50-процентный барьер, и лидер партии не стал автоматически федеральным канцлером.
16:26 26 верасня 2017
15
Памер шрыфта
На избирательном участке, который расположен в здании городского бассейна.

Теперь за кандидатуру Ангелы Меркель должно проголосовать парламентское большинство. Именно поэтому сейчас начинается самое интересное – формирование правящей коалиции в бундестаге. Она нужна ХДС/ХСС для того, чтобы заручиться большинством депутатских голосов и во время голосования, и для продвижения своих инициатив в парламенте в дальнейшем. Интерес партий войти в коалицию в том, чтобы получить высокие посты в правительстве.

Немецкие эксперты называют прошедшие выборы скучными и предсказуемыми. Но вряд ли так их оценили бы белорусы. Нашей реакцией на прошедшую в Германии избирательную кампанию скорее стал бы возглас: «Нам бы такие выборы!»

Что же такого особенного в избирательной системе Германии?

1. В Германии действует смешанная система выборов. Такую предлагают ввести и в Беларуси. Это когда половина депутатов избирается по партийным спискам, а половина – по одномандатным округам.

Система на первый взгляд простая, но большинство немцев до сих пор не понимают, как она работает. Тем не менее именно эта система позволяет стать депутатами и обычным гражданам, и представителям партий. Правда, в Германии авторитет партий настолько высок, что кандидатам-индивидуалам сложно получить большинство голосов, не являясь членом какой-либо партии. Последний раз трое беспартийных кандидатов победили на выборах в бундестаг в 1947 году, и с тех пор таких случаев больше не было. К слову, 24 сентября за места в парламенте вели борьбу 42 партии, для победы нужно было набрать более 5 процентов голосов избирателей. Беспартийных кандидатов на выборах было чуть более 100. По одномандатному округу в земле Мекленбург традиционно избиралась в бундестаг и Ангела Меркель.

Базовое количество депутатов в бундестаге 598 человек, 299 – это те одномандатники, которые победили в своих округах, остальные 299 мест делят между собой в зависимости от количества набранных голосов члены партий, победивших в своих округах. Но схема такая сложная, что в итоге после выборов 2013 года в бундестаге заседал 631 депутат. Сейчас число парламентариев может быть даже большим.

Один любопытный штрих.

«Депутатами становятся по убеждению, люди идут в парламент с благими намерениями, а не чтобы обогатиться, – отмечает руководитель отдела прессы фракции СДПГ в бундестаге Юлия Камерер. – В Германии многие менеджеры зарабатывают больше канцлера».

Тем не менее месячная зарплата депутата бундестага 9 тысяч евро. Еще 5 тысяч ему выдается на вещественно-материальные расходы. Но на руки эти деньги получить он не может. Также у депутата есть ежемесячный бюджет – 20 тысяч 870 евро, которым он распоряжается по своему усмотрению. Как правило, эти деньги идут на зарплату помощникам. «Никаких госдач у депутата нет, за аренду квартиры депутаты-неберлинцы платят сами», – говорит Юлия Камерер.

2. Предвыборная кампания в Германии, как и у нас, сопровождается агитацией. Но агитация агитации рознь. И дело даже не в том, что немецкие СМИ в равной мере предоставляют слово представителям всех партий. На экранах телевизоров они и так присутствуют постоянно, независимо от того, проходят в стране выборы или нет.

Предвыборная пора – это реальная возможность для немцев встретиться с лидерами партий, пообщаться. Встречи с избирателями под открытым небом в разных городах Германии проводила и Ангела Меркель, и лидеры других партий. Иногда эти мероприятия были немногочисленные, но позволить себе отказаться от них Меркель не могла.

Однако особенностью этой кампании стала активная работа немецких политиков с электоратом в интернете. На эти цели они тратили значительные суммы из своих немаленьких избирательных бюджетов. К слову, у партий Ангелы Меркель и Мартина Шульца избирательные бюджеты превышали 20 миллионов евро. Немецкие политики активно пользовались социальными сетями, в которых размещали не только свою личную или партийную информацию, но и, например, устраивали «прямые линии».

Безусловно, как и любая избирательная кампания в Германии, эта также не обошлась без традиционной уличной политической рекламы. Это в Беларуси ее практически нет. А в Берлине портретами кандидатов и всевозможными лозунгами пестрили все улицы. И как грамотно они были размещены! Большие баннеры – на газонах, маленькие плакаты, запаянные в пластик, крепили к тротуарным столбам. Каждый берлинец, идя на прогулку или по делам, не мог не обратить на них внимания. А после выборов такие баннеры и плакаты легко и быстро убираются с улиц.

3. Большинство избирательных участков в Германии, как и в Беларуси, расположены в школах. Хотя некоторые пункты для голосования могли размещаться в совершенно неожиданных для нас местах – например, в городском бассейне (на фото). Но в чем принципиальное отличие от нас – это в организации избирательных комиссий. В Германии независимо от уровня комиссии (участковая или федеральная) работа ее членов не оплачивается. Председатели окружных комиссий, как правило, высокопоставленные чиновники местного уровня. Свою деятельность в избиркоме они совмещают с основным местом работы. Для них это общественная нагрузка, за которую не платят. Но находиться на этой должности статусно и престижно.

Участковая комиссия формируется только в день выборов из числа волонтеров. Но, как объяснила председатель избирательной комиссии Берлина Петра Михаэлис-Мерцбах, председатель комиссии следит, чтобы волонтеры представляли разные партии и разные социальные группы. Как правило, председатель участковой комиссии берет себе в помощники 7–9 человек. Они же и считают потом голоса избирателей. Причем помощники зачастую друг друга не знают, заранее договориться о каком-то результате не могут.

«Наше ведомство по организации выборов совершенно независимо, – подчеркивает руководитель окружного избиркома района Шарлоттенбург- Вильмерсдорф города Берлина Уве Вайзе. – Никто не имеет доступа к данным, кроме нас. Прийти и проголосовать может даже человек, которого разыскивает полиция, и мы не сообщим об этом». К слову, в Германии на избирательных участках полиция не дежурит.

И что еще важно – процесс подсчета голосов полностью публичный. Наблюдать за ним может любой желающий, для этого не нужна никакая специальная аккредитация.

4. Немецкие избиратели, как и белорусские, имеют право голосовать досрочно. И число таких «досрочников» растет. Например, в Берлине в 2013 году досрочно проголосовали 21,6% избирателей, а в этом – почти 30%.

Но в отличие от Беларуси немцам не надо идти на избирательный участок, досрочно они голосуют по почте.

За три недели до основного дня голосования избиратели получают приглашение принять участие в выборах. В письмо вложен также открепительный талон, который гражданин, желающий голосовать досрочно, заполняет и отправляет в избирком. После регистрации он получает по почте бюллетень, который заполняет дома, а потом в специальном запечатанном конверте посылает по почте либо может завезти в комиссию по дороге на работу. Как отмечают сами немцы, это очень удобно.

Надо ли нам заимствовать такую форму досрочного голосования? Наверняка такие письма легко подменить. Но в Германии голосование по почте – это удобство для избирателя, и только. Там даже мысли никто не допускает о каких-то фальсификациях и манипуляциях с конвертами, настолько высок уровень доверия.

Доверие к организаторам проведения выборов – именно то, чего так не хватает избирательным кампаниям в Беларуси. Сегодня белорусы вряд ли стопроцентно уверены в том, что изменения в избирательное законодательство, которые планируется ввести, станут гарантией того, что выборы в стране будут проходить прозрачно и голоса будут подсчитаны справедливо. Но доверие вряд ли можно скопировать, перенять, позаимствовать. Его надо зачать и взрастить самим.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Как и прогнозировали эксперты и социологии ХДС/ХСС Ангелы Меркель победила на выборах в бундестаг с официальным предварительным результатом 33%. Ее главный соперник – СДПГ Мартина Шульца – набрала 20,5%. В сравнении с прошлыми выборами обе партии проиграли сами себе. В 2013 году у ХДС/ХСС был 41,5% голосов избирателей, у СДПГ – 25,7%. Причем у социал-демократов это наихудший результат на выборах за весь послевоенный период. Мартин Шульц уже объявил, что его партия уходит в оппозицию. В последнем созыве парламента ХДС/ХСС и СДПГ составляли большую правящую коалицию в бундестаге.

Также прогнозируемо на третьем месте с 12,5% закончила выборы партия евроскептиков и исламофобов «Альтернатива для Германии». В бундестаг эта партия, не скрывающая пророссийских симпатий, попала впервые. Прошли в бундестаг еще три партии: либеральная Свободная демократическая партия (10,7%), Левая партия (9,2%) и партия «Союз-90/Зеленые» (8,9%).

В голосовании на выборах в бундестаг приняли участие 75,9% избирателей.

Тэмы:, , , , , ,
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

11 кастрычнiка 2017

«Белая Русь» собирается стать партией

Республиканское общественное объединение «Белая Русь» планирует преобразоваться в политическую партию.
25 верасня 2017

Чым нямецкая стабільнасць адрозніваецца ад беларускай

Ну вось, Ангела Меркель чацвёрты раз стане канцлерам Германіі. Гэта вынікае з таго, што яе блок ХДС/ХСС набраў найболей галасоў на ўчарашніх выбарах у бундэстаг і цяпер атрымлівае магчымасць сфармавац
25 верасня 2017

Что изменилось в Германии после выборов в бундестаг

24 сентября в Германии прошли парламентские выборы.