«Горы научили меня смотреть в уменьшительное стекло на людские слабости и недостатки», – любит говорить Валерий Васильевич Моисеенко, онколог-маммолог медцентра «ЛОДЭ».

Он заболел горами еще в мединституте. Его первая вершина – Сулахат (3409 м) в Домбае, за нее в 1969 году получил значак «Альпинист СССР».

Наставники в медицине, увидев его изодранные руки, сказали: «В хирургии, которую ты выбрал, с такими делать нечего. Решай: или горы, или работа со скальпелем». А горы уже не отпускали, и тогда он выбрал высотный альпинизм: навешивай перила, работай ногами.

Он ходил в горы. И успешно оперировал в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им.Н.Н.Александрова. Более 7 тысяч женщин избавил от опухоли в груди – такая вот «семитысячная вершина».

Всегда неравный бой

Когда появилась программа «Семь гор – семь континентов» и стали организовываться экспедиции за рубеж, Моисеенко тоже загорелся. Пик Айленд (6189 м) в Непале, пять гор хребта Кайлас в Тибете, плато Укок на Алтае, четыре вулкана на Камчатке… Глагол «покорять» Валерий Васильевич не любит. Гора – мощный живой организм, ее нельзя покорить, надо просить разрешения взойти с чистым сердцем.

Канченджанга (8586 м) – третий по сложности восьмитысячник мира – «гора пяти сокровищ», вход в священную Шамбалу. Ни один альпинист не достиг вершины Канченджанги – все останавливаются чуть ниже вершины, чтобы не осквернять гору.

1994 год. Первая белорусская экспедиция в Гималаи. Трое из двенадцати альпинистов погибли – ночной ледопад. Валерия Моисеенко спас Новиков, руководитель экспедиции: не пустил на Канченджангу. Вершины достиг лишь Виктор Кульбаченко, которому после пришлось ампутировать пальцы на обмороженных руках.

Погибшие навсегда остаются на горе: вертолеты выше 6000 метров не летают, а товарищи не в силах снести тело.

О рекордах знают только ты и вершина

Альпинизм не имеет зрителей, болельщики остаются дома, молятся и ждут.

Когда не получается уехать далеко, Моисеенко идет на любимый Эльбрус: Баксанское ущелье, Ирики, Приют одиннадцати, скалы Пастухова.

В этом году в 15-й раз поднялся на Эльбрус, сразу на две вершины. В 70 лет, с протезированным тазобедренным суставом!

Альпинисты себе говорят, что они – как яйца: либо крутые, либо всмятку. Валерий Васильевич вспоминает: на Алтае преодолевал засохший след от селя, и вдруг сверху посыпались камни. Успел прикрыть голову рюкзаком, задело только локоть. Оказалось, сверху орудует медведь.

Мак-Кинли

В 2001 году Моисеенко в составе группы взошел на Мак-Кинли – самую высокую гору Северной Америки (6194 м).

Белорусская команда: кандидат в мастера спорта Валерий Моисеенко, мастер спорта международного класса Ирина Вяленкова, у которой частично ампутированы ступни после обморожения в Гималаях и мастер спорта Олег Соловей, инженер Института леса из Гомеля.

Вылет на ледник к базовому лагерю на высоте 2200 метров. Плюс 20 днем и минус 30 С ночью. Высота, с которой начинается кислородное голодание, здесь ниже, чем на Памире, на тысячу метров. В памятке для восходителей, написано, что ночные ветры ослабевают до… силы бури! Снег, ветер – видимости никакой: провалиться в трещину или улететь с гребня – раз плюнуть.

На прохождение классического маршрута по западному гребню отводится 21 день. Обычно альпинистов сопровождают проводники, которые несут снаряжение, навешивают им перила, ставят палатки, готовят еду. Нашим альпинистам такое не по карману, они все делают сами.

До промежуточного базового лагеря (4300 м) шли в связках. На Валерии Васильевиче лежала еще и врачебная ответственность. После осмотра и измерения пульса у товарищей порекомендовал с подъемом повременить: отлежаться, почаще пить растопленный снег. После обеда наверх ушел Виктор Бобок из России, чтобы разбить палатку в четвертом лагере на высоте 4500 метров.

Отдых помог: пульс нормализовался, голова не болит. А ветер не пускает. Пришлось, улавливая моменты затишья, карабкаться по склону, упираясь в него палками и передними зубьями кошек. Потихоньку вырвались из этой «аэродинамической трубы». Тогда и увидели панораму главных вершин Аляскинского хребта. Но макушку Мак-Кинли скрывал мощный гребень. Установили штурмовой лагерь на уровне 5300 метрах над уровнем моря.

Из дневника В.В.Моисеенко

«По сути, состав тамошнего воздуха добавляет горе еще 800–900 м высоты… Гипоксия уменьшает не только физические, но и мыслительные возможности. Высота более 5 км наполовину снижает быстродействие мозга. Многие несчастные случаи в горах объясняются ошибками в принятии решений из-за нарушения мышления. Этот эффект очень коварен, потому что самим альпинистом не осознается…».

«29.05.200. День девятый.

Держу свой темп. Предпочитаю греться в движении, ухожу вперед. Опасаюсь за подмороженную руку. В левой у меня палка-телескоп, в правой – ледоруб. Чувствуется высота. Воздух сухой, холодный и пресный, как вата. Делаешь вздох, а облегчения нет. Иду вверх, как автомат, повторяя молитву. Гребень кончается внезапно. Передо мной огромное футбольное поле – так называют альпинисты эту площадку. За ней крутой склон следующей ступени гребня… Круто, скользко и опасно. Ступая кошками по обе стороны гребешка и удерживая равновесие с помощью инструмента, ползу к заветной цели. И так увлекаюсь, что не замечаю – дорога кончилась. Передо мной флажки, ленточки, цветочки, воткнутые в фирн. Соображаю: это вершина. Непередаваемое, пьянящее чувство, когда осознаешь, что сейчас все пути – только вниз».

Трое наших альпинистов вписали первую страницу в историю белорусских восхождений на Аляске. Валерий Моисеенко, первым поднявшийся на вершину, затратил на путь из штурмового лагеря 4 часа 20 минут – это 6-й результат сезона в мире.

70-я вершина

В январе 2005 года Валерий Васильевич Моисеенко поднялся на Килиманджаро.

В списке восхождений этого человека семитысячники Памира и Тянь-Шаня – пик Ленина, Хан-Тенгри, Корженевской, вершины поскромнее – Казбек, Эльбрус, Белуха, Монблан, знаковые достижения – Мак-Кинли, Аконкагуа, Айленд-пик, Канченджанга, пик Симона Боливара. Килиманджаро стала 70-й вершиной. Таким в Беларуси похвастаться не может никто!

Зачем люди ходят в горы? Для альпиниста это бессмысленный вопрос. Горы – его храм.

– Я гляжу на горы, они – на меня, и никогда мы друг другу не надоедаем, – говорит Валерий Васильевич.

– Вам 70 лет. Жена и дочь не просят остановиться?

– Они переживают, конечно. Но понимают: отними у меня горы – и я заболею, умру от тоски. Скотт Льюис поднялся на Каменный страж – Аконкагуа – в 87 лет. Вот и у меня осталось еще несколько неизведанных вершин…

Валерий МОИСЕЕНКО:  «Отними у меня горы – умру от тоски»
Сакральная гора Ама-Даблам (Непал)
Валерий МОИСЕЕНКО:  «Отними у меня горы – умру от тоски»
Северное лицо Кайласа (Тибет).
Валерий МОИСЕЕНКО:  «Отними у меня горы – умру от тоски»
На вершине Эльбруса