Обеспеченные попрошайки

19

Мальчишка лет двенадцати-тринадцати на вид подбежал ко мне, как к своей знакомой. И поспешно добавил:

– На мороженое…

Я безропотно повиновалась. Думаю, от неожиданности. Хорошо одетый, упитанный, задорный такой мальчуган смотрел мне прямо в очи и ни капли не смущался. Он, конечно, эту сценку разыгрывал со взрослыми не раз. А рядом стоял его приятель… Вот тот выглядел не таким бравым молодцом, как товарищ, который легко и солнечно попрошайничал у взрослых на улице. И второму бы я, наверное, денег не дала: он явно чувствовал себя неуверенно, неловко. А первый был в своей тарелке… И я протянула ему монетку! Потом вдруг спохватилась:

– Никогда больше так не делай. Денег просить нельзя, их надо зарабатывать.

Но у мальчишки и на этот случай был готовый сценарий. Он согнулся в три погибели и запричитал:

– Ой-ой, вы не знаете, у меня живот!..

И они вдвоем юркнули в дверь кафе, быстро сориентировавшись в ситуации. А я, «хлопая крыльями», осталась стоять на улице, почти сразу ощутив чувство недовольства собой, которое где-то внутри закопошилось вдруг неприятной холодной змейкой. 

Я спросила себя: что за затмение? Сделала ли я что-то хорошее для ребенка, по первому требованию дав ему денег? Неважно, что это всего 50 копеек, – я, естественно, не обеднела. Но ведь если «игра» станет привычкой: подходишь, улыбаешься, называешь небольшую сумму… Взрослые умиляются: ну разве жалко рубль-другой для ребенка, пусть и чужого? Не жалко. Все для детей.

Но…

Что за скользкий путь, пока, вероятно, случайно, интуитивно нащупывает этот юркий пацаненок? Какие сорняки хотят пробиться наружу из его еще явно непосредственной детской души? Ведь что опасно: он не за помощью в беде ко мне обратился – ему не хватало на удовольствие, о чем он без стеснения и провозгласил: «Дайте на мороженое!» Хотя вряд ли родители мальчика держат его в черном теле. Наверное, просто ограничивают, потому что удовольствия не могут падать на голову по первому требованию. У человека маленького и у человека взрослого всегда полно искушений, нам всегда в жизни чего-то не хватает. Это нормально. И мы ждем зарплаты, гонорара, собираем, накапливаем. Трудимся. Но я своим широким, но бездумным жестом, не желая того, дала понять юному человеку, что есть и другой путь к желаемому результату. На этом пути он пока, конечно, новичок, но, если так дальше пойдет, может и злой опыт приобрести: деньги, оказывается, можно попытаться просто выпросить. Выцарапать, выцыганить. Игрой, хитрым словом, смазливой рожицей с деланной улыбкой. А если это станет его жизненным кредо?

В общем, обмишурилась я. Поддалась чувству. Собственно, на то у попрошаек всех мастей и расчет.

Но мальчишка тот, возможно, пока просто балуется. Другое дело – взрослые, например, наши уличные музыканты в подземных переходах у метро. Меня умиляет, но чаще возмущает: один играет, и профессионализма и вдохновения у него – слеза на тарелке, а второй рядом с шапкой в руках игриво, но настойчиво встречает прохожих: «Не проходите мимо, положите нам копеечку на пиво!» Ну что это, как не требовательное попрошайничество? И ни грамма смущения. Зато ты идешь мимо и опускаешь глаза, потому что испытываешь какую-то неловкость… А по какому, собственно, праву вы давите на жалость и на чужой кошелек? Играете на улице для прохожих? Так играйте так хорошо, чтобы людям самим захотелось остановиться и вас поблагодарить, а не трень-брень, два аккорда – и сразу с шапкой по кругу. 

Во всем мире есть уличные музыканты – и с давних-давних времен. Помните, поэма Пушкина «Моцарт и Сальери» так и начинается: Амадей приводит к товарищу скрипача с улицы («чтоб угостить тебя его искусством») и говорит: «Смешнее отроду ты ничего не слыхивал…». Скрыпач (так в оригинале) играет очень плохо Сальери кривится и выгоняет его, Моцарт потешается. Наши уличные музыканты тоже в основном играют очень плохо. Они, как правило, молоды, еще учатся, и мы, естественно, не предъявляем к ним никаких претензий – пока они не хотят получить за свои ученические экзерсисы определенную мзду. Вот уж увольте! Может быть, кто-то, как Моцарт, ради смеха и подаст вам – за смелость фальшивить у всех на виду. Но не настаивайте, не выпрашивайте деньги – это уже наглость, это уже чересчур.

Конечно, бывают прекрасные исключения, они становятся историями для подражания. Наш белорусский гитарист-виртуоз Дидюля, теперь известный музыкант в Европе, начинал с того, что играл на улицах городов Испании – так закалялся его талант. И это при том, что за спиной уже были выступления на «Славянском базаре», на Белорусском телевидении. Потом, чтобы пробиться в высшую лигу, Валерий уехал в Москву, где начинал с того, что играл на Арбате. Правда, он никогда не был уличным оборванным артистом, собирающим копейки в шапку. Да, Дидюля выступал на тротуаре, но как на сцене – профессионально, с хорошей техникой и внешним видом, прежде всего себе в удовольствие. И его заметили, оценили! Прошло время, и гитаристу стали давать студии и целые залы для сольников в Минске, Москве, Санкт-Петербурге.

В общем, уважайте себя, будьте профессионалами всегда. Даже если вам не хватает на пиво…

Поделиться ссылкой: