Можно ли выучить белорусский язык в школах Беларуси

25

 Почему это так, и что нужно для изменения ситуации – у DW.

В Беларуси на данный момент в целом отсутствует естественная белорусскоязычная среда, отмечают наблюдатели. В Минске можно провести целый день и услышать белорусский язык только в транспорте при объявлении остановок. Корреспондент DW разбиралась, есть ли у юных белорусов шанс выучить белорусский язык и достаточно ли для этого школьного курса?

Школы русские и белорусские

По стандартам министерства образования белорусскоязычными называются школы, в которых есть хотя бы один класс с преподаванием на белорусском языке. Как пояснила DW пресс-секретарь Минобразования Юлия Высоцкая, таких школ в Беларуси почти половина (1419) от общего количества средних учебных заведений (3063) – школ, гимназий и лицеев.

Данные по состоянию на начало нынешнего учебного года чиновники ведомства обобщат в середине сентября. А в прошлом году, по официальной статистике, в белорусскоязычных школах учились 128 566 человек, в русскоязычных – около миллиона. Такая разница в числе учащихся объясняется тем, что школ с преподаванием на белорусском языке больше в сельской местности, а в них мало учеников.

В быту граждане страны называют белорусскими только те школы, где все предметы преподают по-белорусски с первого до выпускного класса, и где весь персонал школы общается с детьми и родителями по-белорусски. И только в таких школах можно полноценно овладеть литературным языком, полагает лингвист Винцук Вечерко, указывая, что абсолютное большинство детей учится в русских школах.

Помимо статистики по стране в целом это подтверждает и ситуация в двухмиллионной столице: в Минске 5 гимназий с белорусским языком обучения, еще в 5 школах есть отдельные белорусские классы, в которых все предметы преподают на белорусском языке. Всего по городу таких классов 138. Белорусские классы, пояснила Высоцкая, открывают по заявлениям родителей: для этого необходимо не меньше 20 желающих учиться на белорусском языке.

Языковые стандарты и пропорции

Программа и методики преподавания белорусского языка сегодня фактически одинаковые во всех типах школ, но ученикам русских школ не дают навыков живого языка, произношения, тематической лексики, отмечает лингвист Вечерко. В итоге, по его выражению, те, кто все же овладевает живым разговорным языком, делают это благодаря не школе, а альтернативному культурному пространству – прежде всего интернету, рок-музыке и энтузиастам, которые организуют курсы, фестивали и все, что создает среду для общения на белорусском языке.

Сегодня в Беларуси действует единый госстандарт на учебники и количество учебных часов по изучаемым предметам. Так, в первом классе русских школ в неделю шесть часов русского языка и литературы, а белорусского – один. В белорусских – наоборот. Потом количество часов выравнивается. Но это не имеет значения, полагает Вечерко, ведь в русских школах все предметы, кроме белорусского языка и литературы, преподают на русском, белорусский – всего лишь один из предметов, которым реально овладеть на уровне иностранного языка.

С той разницей, добавляет директор Белорусского гуманитарного лицея Владимир Колас, что учить английский или китайский – перспективно, потому что это может пригодиться в жизни. А учить белорусский невыгодно, неперспективно, а иногда и опасно из-за ассоциаций с оппозиционной деятельностью. Кроме того, в белорусских школах, продолжает Вечерко, учителя физики, математики или иностранных языков часто отказываются преподавать по-белорусски, потому что их этому не научили в вузе. Преподавателей физкультуры и трудового обучения, ведущих уроки по-белорусски, можно перессчитать по пальцам.

Очередь в белорусскую школу занимали с ночи

Пропорция учащихся на русском и белорусском языках, по словам Высоцкой, соответствует реальной языковой ситуации в стране: хотя в опросах большинство ее граждан указывают как родной белорусский язык, в быту они говорят по-русски. Такой расклад, замечает Колас, – результат поддержки властями исторически сложившейся ситуации: “Будто продолжается языковая политика Российской империи, в колониальной зависимости от которой Беларусь была несколько веков”.

Между тем год от года растет конкурс в немногочисленные минские гимназии с преподаванием на белорусском языке, констатируют родители. Чтобы записать детей в 1-й класс 23-й минской гимназии, родители с ночи занимают очередь, и в прошлом году попасть смогли не все желающие, рассказывает DW председатель попечительского совета и мама 13-летнего ученика этой гимназии Кристина Витушко.

Она поясняет, что в первую очередь гимназия обязана принять детей по всеобучу – системе, сохранившейся с советских времен, когда за каждой школой закреплен определенный район города. Здание гимназии – старое, небольшое, первых классов всего два, и преимущество при записи в школу имеют те, кто просто оказался выше в списке желающих.

Почему родители не добиваются открытия белорусских классов?

В том, что спрос на обучение на белорусском языке есть, уверен и Игорь Палынский, лидер рок-группы Sumarok, председатель Полоцкого городского отделения Общества белорусского языка имени Франциска Скорины. “Это подтверждают резонансные истории, когда родители добивались открытия белорусскоязычных классов чуть ли не для одного ребенка. Но проблема в том, что даже среди тех, кто хочет, чтобы дети учились на белорусском, мало инициативных людей”, – сетует Палынский.

Иначе смотрит на ситуацию Кристина Витушко: открытие белорусских классов – не решение проблемы. Она так объясняет преимущество белорусских школ перед белорусскоязычными классами в русских школах: “Важна не вывеска на гимназии, а то, что медсестра, физрук, другие учителя говорят по-белорусски, что ребенку на родном языке ответят в столовой, чтобы не было стрессовых барьеров во время внеклассных мероприятий – словом, чтобы была комфортная языковая среда. В русских школах ее нет”.

Поделиться ссылкой: