Об этом говорится в бюллетене «Бедность и социально уязвимые группы населения в Беларуси. Последствия рецессии 2015–2016 гг.», подготовленном Исследовательским центром ИПМ. Его автором стал экономист Глеб Шиманович, пишет Thinktanks.by

У кого упали доходы

Как отмечается в документе, падение доходов в Беларуси было распределено неравномерно по различным группам населения. Наибольшее сокращение располагаемых ресурсов относительно уровня 2013 года произошло у домохозяйств с доходом выше среднего в прошлом году. Средний размер располагаемых ресурсов у наименее обеспеченного населения за этот период не изменился благодаря росту доходов в 2014 году и низким темпам их сокращения в 2016 году. Как следствие, размер группы с доходами ниже черты абсолютной бедности вырос не столь значительно. При этом существенно увеличилась доля населения в зоне риска (с располагаемыми ресурсами, незначительно превышающими черту абсолютной бедности).

Как отмечает Глеб Шиманович, увеличение числа бедных в первую очередь происходило за счет занятого (в том числе частично) населения в трудоспособном возрасте. Это стало отражением ухудшения ситуации на рынке труда – снижения заработной платы, роста неполной занятости. Кроме того, пострадали люди, которые находятся в зависимости от доходов занятых членов домохозяйств. Так, в 2015 году произошло увеличение числа бедных за счет незанятого населения в трудоспособном возрасте. Данная группа крайне слабо социально защищена и потому очень чувствительна к изменению уровня доходов в экономике.

Дети и бедность

Как отмечается в бюллетене, в 2016 году увеличилось число детей за чертой абсолютной бедности. Выяснилось, что размер пособий, предоставляемых семьям с детьми, оказался недостаточным для компенсации двухлетнего падения доходов от занятости. Вклад отдельных социально-экономических групп в увеличение числа бедных связан не с ростом численности этих групп, а увеличением риска бедности внутри них.

За рассматриваемый период риск абсолютной бедности существенно вырос у детей в 2016 году, а у населения в трудоспособном возрасте он постепенно увеличивался в 2014– 2016 годах. При этом риск абсолютной бедности у людей старше 65 лет остался незначительным, но они оказались уязвимы к риску относительной бедности.

Автор исследования обращает внимание, что пенсионная система в Беларуси обеспечивает доход как минимум на уровне бюджета прожиточного минимума, но этот доход остается существенно ниже среднего.

По кому сокращение доходов в экономике бьет сильнее

В бюллетене отмечается, что среди населения в трудоспособном возрасте в 2015 году произошло значимое увеличение риска абсолютной бедности как у незанятого, так и занятого населения. Однако масштабы роста бедности среди незанятого или только частично занятого населения были значительно выше.

«Домохозяйства из числа потенциально уязвимых, в которых не все участники в трудоспособном возрасте имеют работу, чувствительны даже к незначительному снижению трудовых доходов. Соответственно, продолжительность сокращения трудовых доходов в экономике для них уже не играла существенной роли. В 2016 году рост уровня бедности сохранился на значимом уровне только у занятого населения. В период кризиса 2015–2016 годов произошло увеличение дифференциации в оплате труда по видам деятельности и регионам. Как следствие, существенно увеличилось расхождения в риске бедности в зависимости от уровня образования. Люди со средним уровнем образования оказалось более чувствительным к сокращению доходов от занятости, чем люди с высшим образованием», — констатировал Глеб Шиманович.

Подсобные хозяйства, поддержка родственников и льготы

Экономист также пояснил, что риск бедности в малых городах увеличился б сильнее, если бы не выросшее распространение практики ведения личного подсобного хозяйства. Данный инструмент преодоления трудностей также крайне важен в сельской местности. В 2016 году доходы в натуральном выражении, полученные от подсобного хозяйства, позволили снизить риск бедности в сельской местности на 6.3 процентных пункта.

Материальная помощь родственников также в значительной мере способствовала сдерживанию роста бедности. Особенно высокой эффективность помощи родственников была в малых городах и сельской местности в 2016 году. В крупных городах доля помощи родственников в располагаемых ресурсах домохозяйств традиционно выше, но ее влияние на риск бедности оказалось достаточно ограничено.

В то же время, как отметил Глеб Шиманович, вклад предоставляемых государством льгот в располагаемые ресурсы домохозяйств в рассматриваемый период также увеличился, но из-за плохой адресности их эффективность в снижении бедности осталась невысокой.

Фото из открытых источников