По мнению экспертов, если нефтяной кризис повторится, Беларусь практически неминуемо ждет стагнация. Как следствие, официальные планы по выходу на устойчивые темпы экономические роста окажутся совершенно точно недостижимыми.

Кому и как Беларусь продает свои нефтепродукты

Белорусская нефтепереработка вносит значительный вклад в показатели экономики. Согласно официальным данным, на отрасль приходится 13% промышленного производства и порядка 17% совокупного экспорта Беларуси.

Правда, из-за недопоставок российской нефти в первом квартале белорусские НПЗ в этом году сработали не так хорошо, как хотелось бы государству. В первом полугодии новополоцкий «Нафтан» переработал 4,2 млн тонн нефти, а Мозырский НПЗ — 4,9 млн тонн нефти. Итого было переработано примерно 9,1 млн тонн нефти, что почти на четверть меньше по сравнению с аналогичным периодом 2016 года.

Основной объем производимых в Беларуси нефтепродуктов уходит на экспорт.

Так, в первом полугодии производство автомобильных бензинов в Беларуси составило почти 2 млн тонн, на экспорт поставлено 73% от произведенного объема. С дизельным топливом похожая картина — две трети из произведенных 3,2 млн тонн ушли на экспорт.

Экспортными продажами нефтепродуктов с 2007 года уполномочена заниматься «Белорусская нефтяная компания» (БНК), учредителями которой выступили белорусские НПЗ и «Белоруснефть».

Данные последних лет свидетельствуют, что примерно 30-40% нефтепродуктов Беларусь экспортирует в ближнее зарубежье (Украину, страны Балтии, Польшу), а чтобы продать топливо в более отдаленное части света, используются терминалы портов Балтийского и Черного моря. 

По информации БелаПАН, у «Белорусской нефтяной компании» до недавнего времени были заключены договора с 12 терминалами на перевалку нефтепродуктов в семи портах. В том числе 10 терминалов находятся в портах Клайпеда, Вентспилс, Рига, Мууга, Таллинн, еще два — в Украине.

Как видим, ни одного российского порта для транспортировки нефтепродуктов белорусская сторона до последнего времени не использовала.

Однако теперь Россия, которая на данный момент является единственным (!) поставщиком нефти на белорусские НПЗ, ставит вопрос о том, чтобы Беларусь использовала ее инфраструктуру для транспортировки экспортируемых нефтепродуктов. В частности, предлагается использовать порты Усть-Луга и Санкт-Петербург.

«…Это нужно запакетировать — получение нашей нефти от соответствующих вопросов использования нашей инфраструктуры», — заявил на прошлой неделе российский президент Владимир Путин.

Белорусская сторона неоднократно заявляла, что такое предложение ей не подходит, поскольку логистические расходы при транспортировке нефтепродуктов через российские порты выше, чем через прибалтийские.

Немаловажный момент заключается и в том, что существуют трудности у российских терминалов с приемкой белорусских нефтепродуктов в зимний период.

Однако Москва, несмотря на аргументы Минска, продолжает настаивать на том, что белорусские нефтепродукты, произведенные из российской нефти, должны экспортироваться именно через инфраструктуру северо-запада России.

Учитывая, что компромисс в этой истории пока не виден, многие наблюдатели заговорили о возможном повторении нефтяного кризиса в отношениях между Беларусью и Россией.

Нефтяной кризис чреват стагнацией

Белорусские экономисты предполагают, что очередной конфликт в нефтяных отношениях между Москвой и Минском де-факто уже начался.

«Заявление Путина воспринимается как поручение, и мы видим, что российское правительство стало его выполнять, что ставит под угрозу существующие каналы транспортировки белорусских нефтепродуктов. Поэтому можно говорить о том, что обострение белорусско-российских отношений в нефтяной сфере уже началось», — считает директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

По мнению экспертов, белорусской стороне будет сложно согласиться на российские условия транспортировки нефтепродуктов, поскольку такой поворот событий чреват дополнительными расходами.

«Увеличение расходов на транспортировку нефтепродуктов ударит по прибыльности белорусской нефтепереработки. Это нежелательный сценарий развития событий для отрасли, поскольку финансовое состояние наших нефтеперерабатывающих заводов сегодня оставляет желать лучшего», — отмечает академический директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Екатерина Борнукова.

«Запакетированное» предложение, которое сейчас готовит Минэнерго России, скорее всего, вызовет недовольство у белорусской стороны.

«Соответственно, как будут развиваться дальнейшие события, предсказать невозможно. Опять возникает неопределенность с объемами поставок российской нефти, характер будущих белорусско-российских отношений становится непонятен», — говорит Чубрик.

По оценкам Исследовательского центра ИПМ, при инерционном сценарии, который предполагает отсутствие внешних шоков, рост ВВП Беларуси в 2018 году может составить 2%.

В то же время сценарий обострения отношений с Россией в энергетической сфере, при котором Москва вновь примет решение сократить поставки нефти в Беларусь, чреват стагнацией белорусской экономики. В этом случае ВВП Беларуси в 2018 году может вырасти всего на 0,3%, считают экономисты Исследовательского центра ИПМ.

Схожего мнения придерживаются и другие эксперты.

«Если возникшие разногласия по вопросу транспортировки нефтепродуктов выльются в очередной конфликт между Москвой и Минском, который приведет к сокращению поставок российской нефти в Беларусь, то это определенно будет иметь серьезные последствия. В этом случае рост ВВП будет близким к нулю», — предполагает Екатерина Борнукова.

К слову, официальный прогноз, который в августе рассматривало правительство, предполагает, что рост ВВП в 2018 году должен составить не менее 3,4%. А для выполнения плановых показателей на пятилетку экономический рост должен ускориться до 4,3% в 2019 году и до 4,9% в 2020-м.

«Все планы по экономическому росту последние восемь лет не выполнялись. Вряд ли 2018-2020 годы станут исключением, особенно в свете высокой неопределенности с поставками российской нефти. Причем неопределенность эта будет сохраняться до тех пор, пока мы покупаем у России нефть по ценам ниже рыночных», — резюмировал в комментарии для БелаПАН Александр Чубрик.