Цитирую:

«— Ну зачем пять лет учить? — продолжил глава государства. — Я по себе знаю, что там (в вузе) пять лет делать нечего. За три года можно дошлифовать человека, если через техникумы и колледжи, или профтехучилища, где он уже поработал на производстве. Три года достаточно для получения высшего образования».

При этом – сократить лишние специальности, лишние дисциплины, лишние часы.

Лишние дисциплины – например, у архитекторов, — это какие? Или у конструкторов автопромышленности?

Мой двоюродный брат – первый в нашей семье, кто получил высшее образование, а затем и ученую степень – преподавал в Минском политехническом институте – а потом университете и академии, и опять университете. Менялось название университета – проблемы оставались те же.

Мой брат преподавал механику.

— Ты знаешь, — спросил мой кузен-механик у меня, филолога, — чем наша конструкторская мысль отличается от японской? Например, при подходе к конструированию кабины автомобиля? Тем, что японец обязательно задумается о жопе.

— О чем?

— О жопе. О заднице водителя. Ему ведь за рулем рабочий день сидеть. Рабочую неделю. Рабочую жизнь. Вот если его жопе неудобно в кабине, он работает хреново, и настроение у него хреновое, и жизнь свою он ненавидит. Поэтому японцы обязательно учитывают фактор жопы при конструировании автомобилей и автобусов. А у нас о жопе не думают – у нас через нее всё делают. И результат соответствующий.

В правоте своего брата – к сожалению, уже покойного – я убедился, когда в первый раз ехал в автобусе производства МАЗ по улицам Минска. Тряска была дикая. Ехать было невозможно. И водитель смотрел на пассажиров через зеркальце с плохо скрываемой ненавистью.

Впрочем, мы отвечали ему тем же.

Судя по всему, конструкторы МАЗа доводили – дошлифовывали – ту свою модель несколько лет, пока тряска минимизировалась до относительно приемлемого уровня. Не исчезла – минимизировалась. В Германии, Испании, Швеции в общественном транспорте я этой тряски не чувствовал. У нас – чувствую. Жопой чувствую.

Дело, впрочем, не в жопе. Дело в философии. Японцам на качественно ином, намного более высоком уровне преподают философию. Их учат пониманию глубин человеческой мысли. Всех – не только профессиональных философов. Конструкторов – обязательно. Архитекторов – обязательно. Иначе они не понимают, куда движется человечество. А они должны понимать. Они должны проектировать, не оглядываясь на мифические прошлые достижения, а предвосхищая мир будущего. Об этом мне говорил брат, объясняя, чем мы отличаемся от японцев.

Поэтому у японцев технологии, а у белорусов полная жопа.

Можно сократить философию, но тогда мы вернемся куда-то в прошлое.

Можно не преподавать эстетику, но тогда дома, в которых мы живем, будут еще хуже.

Можно ликвидировать этику за ненадобностью полностью, но тогда к нашим врачам лучше не ходить.

Можно не преподавать язык и литературу, и грамотность наших чиновников станет эталонной.

Весь мир понял необходимость общей культуры как условия саморазвития специалиста и развития общества. Именно это и называется цивилизацией.

Впрочем, нам ведь в свое время честно сказали, что за цивилизованным миром нас не поведут. Сейчас пообещали на первом курсе окунать в навоз – чтобы знали, какой у нас уровень высшего образования. Чтобы видели, к чему – к какой именно жизни – готовят первокурсников.

И тридцать тысяч работников IT-сферы будут чувствовать себя элоями среди морлоков (помните, откуда это, уважаемые читатели?). Особенно тогда, когда вечерами попробуют выйти на улицу.

Грустно жить на этом свете, господа…