Правительство России лишь одобрило проект соглашения на этот счет (речь идет о 700 млн долларов). Распоряжение за подписью премьера Дмитрия Медведева опубликовано 22 августа на официальном портале правовой информации Российской Федерации.

При этом — внимание! — российскому Минфину (вместе с МИДом и другими заинтересованными органами) только еще поручено провести с белорусской стороной переговоры о подписании самого соглашения.

Возможны ли на этой стадии сюрпризы? Насколько опасен вообще рост внешнего госдолга Беларуси (который на 1 июля составил 15,6 млрд долларов, увеличившись с начала года на 1,9 млрд долларов)? Чем чревато усиление финансовой зависимости именно от Москвы?

Минск занимает, чтобы расплатиться по прежним долгам

Об этом кредите Александр Лукашенко принципиально договорился на встрече с Владимиром Путиным под Санкт-Петербургом 3 апреля. По горячим следам белорусский президент сообщил, что Россия в текущем году рефинансирует долговые обязательства Беларуси.

Днем позже заместитель премьера Беларуси Василий Матюшевский расшифровал детали: «Мы говорим о рефинансировании долга, который у нас к погашению в рамках наших межгосударственных кредитов по текущему году. Это порядка 750-800 млн — основной долг и сумма процентов к погашению в этом году».

Проще говоря, Минск назанимал у Москвы уже столько, что рассчитываться по полной невмоготу. Поэтому приходится просить еще, чтобы расплатиться по старым долгам. В проекте соглашения открытым текстом указано, что кредит предоставляется «на цели погашения и обслуживания в 2017 году государственного долга Республики Беларусь перед Российской Федерацией».

Ирина Крылович, экономический обозреватель и главный редактор интернет-ресурса «Белрынок», в комментарии Naviny.By отметила, что в принципе постоянное рефинансирование долга, особенно под приемлемый процент — это нормальная экономическая практика, «так все делают».

Однако, добавляет собеседница, наращивание задолженности перед одним заемщиком, «близким соседом», чревато тем (и белорусское руководство, пожалуй, это понимает), что может стать «фактором политических разборок либо какого-то давления дополнительного».

«Запакетируют» ли этот кредит?

И здесь сразу вспоминается недавний демарш Владимира Путина, когда он заявил, что надо бы увязать («запакетировать») поставки нефти на белорусские НПЗ с транспортировкой выработанных нефтепродуктов через Россию.

Эта установка прозвучала 16 августа в поселке Пионерский Калининградской области на совещании по развитию транспортной инфраструктуры северо-запада России. Тремя днями позже стало ясно, что подчиненные Путина взялись за дело всерьез. Министр энергетики Александр Новак сообщил, что его ведомство в ближайшее время разработает предложение об обязательном использовании белорусскими производителями нефтепродуктов российской транспортной инфраструктуры при перевалке грузов.

Так не станет ли вопрос выдачи государственного финансового кредита в 700 млн долларов рычагом давления на Минск в сюжете с переориентировкой экспорта нефтепродуктов? Возможны ли неприятные для белорусской стороны сюрпризы сейчас, после подписи Медведева, на стадии как бы уже технических переговоров о подписании соглашения об этом кредите?

Если исходить из того, как кредитные вопросы решались раньше, то можно считать, что эти 700 млн долларов у Минска «уже в кармане», говорит Крылович. Однако ныне отношения между Минском и Москвой не совсем безоблачны. Так что вероятность неких маневров российской стороны напрочь исключить нельзя, подытожила собеседница.

Со своей стороны, политолог Валерий Карбалевич подчеркнул, что Россия продолжает выдачу кредитов Беларуси, «хотя ее экономика не в лучшей ситуации».

Он отметил: по подсчетам экспертов, Беларусь реально возвращает России лишь около четверти взятых взаймы денег, остальное рефинансируется. У эксперта есть подозрение, что целиком расплачиваться Минск и не собирается.

«Обе стороны смотрят на эти кредиты снисходительно. Фактически это плата Минску за статус союзника», — считает Карбалевич.

Привязка к России опасна сама по себе

Отметим еще, что в проекте соглашения записано: кредит предоставляется в 2017 году. Конечно, цифру можно и выправить, но все же вероятность, что Москва станет мурыжить Минск некими дополнительными закулисными условиями выдачи денег, попытается «запакетировать» этот кредит, сейчас невелика.

Во-первых, кроме кнута, нужно показывать белорусскому союзнику и пряник. Во-вторых, вот-вот начнутся совместные учения «Запад-2017», которые традиционно символизируют братство по оружию и вообще сплоченность партнеров по Союзному государству. В-третьих, Путин уже думает о своей избирательной кампании, в рамках которой частью пиара логично сделать демонстрацию хороших отношений хотя бы с последним союзником.

Наконец, если придержать этот кредит, то Минск окажется с пустым карманом перед лицом… Москвы, не сможет расплатиться с ней по прежним займам. А это скандал в благородном семействе и в какой-то степени высекание Москвой самое себя.

В общем, деньги Минску дадут, видимо, без дополнительных трюков. Но вместе с тем у российского руководства остается немало рычагов, чтобы надавить на белорусское руководство, принуждая к большей лояльности. И прежде всего это объемы поставок беспошлинной нефти.

Сам по себе внешний госдолг Беларуси вроде не так и страшен. У некоторых стран он больше годового ВВП, у нас на 1 июля составил 30,7% к ВВП (при этом, однако, надо помнить, что наш валовой внешний долг превышает 37 млрд долларов). Но большой долг не страшен, когда экономика сильная и динамичная. У нас же она только-только стала выползать из рецессии, и перспективы туманны.

К тому же эти перспективы во многом зависят от России. А она, во-первых, попала под пресс новых американских санкций. И это, если коротко, всерьез и надолго. Значит, автоматом будет страдать и белорусская экономика.

Во-вторых, Москва уже не раз показывала, что готова использовать финансово-экономическую привязку белорусского партнера, чтобы прищемить ему пальчики, когда тот по какому-то поводу кочевряжится.

Так что спокойной жизни в этом плане у белорусского руководства не будет.