Правление Национального банка снизило с 19 июля 2017 года ставки рефинансирования с 13% до 12% годовых, а ставки по постоянно доступным и двусторонним операциям поддержки ликвидности банков — с 15% до 14% годовых.

— Несмотря на то, что до сих пор ставка снижалась уже пять раз, вплоть до конца июня белорусский рубль укреплялся, по май включительно инфляция в годовом выражении месяц от месяца снижалась, довольно устойчивой была ситуация с рублевыми депозитами, — отмечает старший аналитик Альпари Вадим Иосуб. – Предыдущие снижения ставки экономика переварила нормально. Но буквально в последнее время начали появляться определенные тревожные звоночки.

С 20-х чисел июня начала расти стоимость валютной корзины, в июне развернулась тенденция по инфляции: если вплоть по май она в годовом выражении падала, то уже в июне увеличилась с 6,1% до 6,5%.

— Возможно, эти два момента станут сигналом к тому, что Нацбанк возьмет паузу в дальнейшем снижении ставки рефинансирования. По-другому действовать нельзя. Если есть цель эту ставку снижать, то смотрят на реакцию экономики, — говорит собеседник. — Ровно в таком ключе действуют Европейский центробанк, Федеральная резервная служба (ФРС), которые никогда не дают никакой конкретики по ставкам, а говорят, что будут реагировать по состоянию экономики. Судя по самой последней реакции белорусской экономики, это снижение, возможно, затормозится.

Побегут ли белорусы забирать свои деньги из банков?

Вадим Иосуб

Что ожидает белорусских вкладчиков?

Чаще всего ставки по депозитам нефиксированные, они привязаны к ставке рефинансировании или к предоставлению ресурсов Национального банка. Снижение ставки рефинансирования автоматически приводит к      снижению ставок по большинству депозитов.

— Если смотреть статистику по рублевым депозитам, то в последние месяцы они, хоть и незначительно, но росли, несмотря на снижение ставки. Другой момент: даже если в результате снижения ставок рублевые депозиты начнут сокращаться, это не станет проблемой банковской системы. В последние месяцы она функционирует в режиме профицита ликвидности, это означает, что банки и без того привлекли денег больше, чем могут разместить в виде кредитов, — подчеркивает экономист. — Они уже вынуждены эти деньги не выдавать в виде кредитов экономике, а существенную часть привлеченных денег продавать Нацбанку.

Иными словами, если у коммерческих банков привлеченных денег больше, чем надо, то незначительное сокращение ресурсной базы, депозитов не станет для банковской системы проблемой, добавляет эксперт.

— В предыдущие годы белорусские вкладчики очень чутко реагировали на ситуацию со ставками: чуть ставки снизились – люди тут же побежали в банки, сняли свои депозиты и на эти деньги купили валюту. Но для борьбы с этими процессами НБ в прошлом году серьезно переформатировал рынок депозитов, когда большая часть депозитов стала долгосрочной и безотзывной, — обращает внимание собеседник. – Таким образом, вкладчики мотивированы сэкономить на подоходном налоге за счет долгосрочных депозитов, а более высокой ставкой мотивированы вкладываться именно в безотзывные депозиты.

Это означает, говорит аналитик, что по сравнению с теми временами, когда у нас практически любой вклад был вкладом до востребования, и любой депозит можно было прервать досрочно без потерь процентов, сейчас ситуация принципиально иная: люди не захотят потерять полностью начисленные проценты, платить с них подоходный налог.

— Вряд ли будут массово досрочно закрываться депозиты. Набега населения на банки, серьезного выноса денег из банков не будет, — уверен Вадим Иосуб. 

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»