Куда же теперь они обращают свои пытливые взоры? Как выяснил корреспондент BBC Future, – под лед!

Крис Маккей разлюбил Марс. Этот красный, пыльный, словно изъеденный ржавчиной мир потерял прежнюю привлекательность.

“В течение многих лет я был просто одержим идеей, что на Марсе можно найти жизнь”, – признается работающий в НАСА ученый-планетолог.

Большую часть своей карьеры Маккей посвятил поискам признаков жизни на Красной планете.

“Это величайший соблазн, – рассказывает он. – Я бросаю свою первую любовь и ухожу к той, что показала мне: у нее есть то, что я стремлюсь увидеть”.

Новый объект воздыханий Маккея – Энцелад, покрытый льдом спутник Сатурна (один из его спутников, шестой по размеру – Прим. переводчика).

Энцелад был исследован космическим зондом “Кассини” (совместным проектом НАСА и Европейского космического агентства), и выяснилось, передает ВВС, что на южном его полюсе происходят выбросы воды. По всей вероятности, на глубине в несколько километров подо льдом там – океан.

Как показали пробы “Кассини”, вода Энцелада содержит все необходимые ингредиенты для рождения или существования жизни (по крайней мере, как мы, люди, это понимаем): углерод, азот и готовый источник энергии в виде водорода.

“Думаю, что это то, что мы искали, – говорит Маккей. – С точки зрения астробиолога, Энцелад выглядит наиболее интересно”.

Однако у “Кассини” в распоряжении всего несколько недель – затем он погибнет в атмосфере Сатурна.

“Нам надо пролететь через такой выброс воды и попробовать найти в нем жизнь, – рассказывает ученый. – Для этого мы разработали план новой миссии, в ходе которой зонд пролетит достаточно низко и медленно сквозь выброс, наберет большое количество жидкости и исследует этот образец на предмет признаков жизни”.

Проект этой миссии сейчас соревнуется с пятью другими будущими миссиями (полеты к кометам, астероидам и планетам) за финансирование НАСА.

“Всё, что мы имеем сейчас, – это возможность побороться за эти деньги, – признается Маккей. – Но, по-моему, наш план чертовски хорош: мы собираемся найти жизнь – а что еще нужно? Я оптимист. Я верю, что мы получим финансирование, потому что наша миссия захватывающа и очень обоснованна”.

Еще в 1960-х астрономы теоретически предполагали, что на Европе может быть жизнь

Энцелад, между тем, лишь один из нескольких скованных льдом миров в нашей Солнечной системе, где есть жидкая вода – и, возможно, микроорганизмы.

Другие кандидаты на прием у себя земных экспедиций – это прежде всего три спутника Юпитера: Европа, Каллисто и Ганимед. Какие-то формы жизни в экстремальных условиях возможны даже на далеком спутнике Нептуна Тритоне.

Европа, возможно, наиболее известна из всех них. Еще в 1960-х астрономы теоретически предполагали, что на этом спутнике Юпитера может быть жизнь.

Артур Кларк в книге “2001: Космическая одиссея” даже описывал гигантские растения, произрастающие подо льдом.

В конце 1990-х автоматический космический аппарат НАСА “Галилео” прислал на Землю данные о том, что на Европе под 15-20-километровым слоем потрескавшегося льда лежит водный океан. Предполагается также, что на глубине всего в несколько километров, среди льдов, можно встретить водяные озера.

И если в случае с Энцеладом может пройти не один десяток лет, пока аппарат, созданный человеком, вернется туда с новой миссией, то Европу скоро исследуют очень подробно.

Европейское космическое агенство строит космический корабль под названием Juice (по первым буквам английского Jupiter Icy Moons Explorer – “Исследователь ледяных спутников Юпитера”).

Возможно, в истории космических исследований это самый неудачный акроним (juice по-английски “сок”. – Прим. переводчика). По секрету мне рассказали, что название это было придумано поздно вечером в баре, так что в будущем может быть изменено.

Итак, то, что пока называется Juice, должно полететь к Юпитеру в 2022 году. Аппарат выйдет на орбиту этой планеты и будет подробно изучать Европу, Ганимед и Каллисто.

НАСА тоже планирует свою миссию – Europa Clipper – на середину 2020-х. Роботизированный космический зонд пролетит мимо Европы примерно 40 раз, чтобы подробно изучить ее поверхность.

Между тем в лаборатории Jet Propulsion Laboratory (JPL) в Пасадене (Калифорния) инженеры уже работают над следующим этапом – конструированием роботизированных аппаратов, которые будут приземляться на спутники и собирать образцы льда.

“Ледяные спутники крайне трудно исследовать, – рассказывает инженер-робототехник Хари Найяр. – Это холодный, далекий мир, условия там экстремальные. Преодолеть километры льда и достичь воды – невероятно сложная задача”.

Найти признаки жизни на небесном теле, которое раньше считалось мертвым, – это могло бы стать одним из самых фундаментальных открытий в истории

Найяр рассматривает возможность серии миссий с приземлением на поверхность спутника, дальнейшим бурением и сбором образцов.

“Мы пока еще не до конца понимаем, как все это проделаем, – признается он. – Но ничего, в нашей лаборатории работают очень умные люди”.

Коллектив ученых уже разработал несколько концептов, среди которых – планетоход для Европы и система якорей, в которой для закрепления инструментов на ледяной поверхности используются нагреваемые зубцы.

Среди способов получения образцов из-подо льда – робот, нагреваемый ядерной энергией, что поможет ему прокладывать путь, растопляя лед. Еще вариант – бурение льда и доставка образцов наверх по специальной трубе.

В настоящее время все эти разработки находятся на ранней стадии проверки концепции, и их пока лучше называть макетами.

“Мы уже построили несколько прототипов в лаборатории, но до миссии еще как минимум лет 15-20, – отмечает Найян. – Пока, я думаю, у нас нет решения, которое сработает на 100%, но у нас еще есть время”.

Найти признаки жизни – какой бы малой она ни была – на небесном теле, которое раньше считалось мертвым, – это могло бы стать одним из самых фундаментальных открытий в истории. Такая находка означала бы, что жизнь – это то общее, что объединяет всю Вселенную.

Экстраординарным заявлениям нужны столь же экстраординарные доказательстваКрис Маккей, НАСА

Есть, однако, серьезная проблема, которая сопровождает все эти поиски жизни в космосе: люди, которые этим занимаются, очень, ну ОЧЕНЬ хотят ее найти.

“Это неотъемлемая черта поисков жизни [в космосе] – вам хочется, чтобы ответ был “да”, – отмечает Маккей. – Я видел опубликованные исследования, в которых делались экстраординарные заявления – например, о жизни на Марсе или где-то еще. И эти заявления основывались на очень избирательном или узком толковании данных”.

Что это означает? Что надо собрать многочисленные образцы, а космический аппарат должен быть абсолютно чист от микробов – только так мы сможем быть уверены в том, что любые формы жизни, которые обнаружит будущая миссия, – с ледяных планет, а не занесены с Земли.

“Экстраординарным заявлениям нужны столь же экстраординарные доказательства, – подчеркивает Маккей. – А что может быть более экстраординарным, чем заявление о том, что мы нашли жизнь где-то еще помимо Земли?”

Правообладатель иллюстрации Science Photo Library

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»