Эксперты Исследовательского центра Института приватизации и менеджмента изучили удельный вес некоторых видов белорусской продукции в мировом экспорте с 1998 по 2016 годы и сравнили показатели с другими странами.

− Участие в глобальных цепочках стоимости важно, поскольку после 2001 года их влияние на мировую торговлю стало особенно заметно. Это сильно меняло конфигурацию и структуру мировой торговли и ощутимо влияло на экономики многих стран, − объясняет научный директор Исследовательского центра ИПМ Ирина Точицкая.

Изменение мирового производства в начале 2000-х годов привело к его фрагментации и распределению разных этапов по странам и регионам. Это отразилось, в первую очередь, на торговле промежуточными товарами, увеличивая спрос на специализированные товары и услуги. В результате стимулировались экспорт, выход на новые рынки, развитие инфраструктуры, доступ к новым технологиям, приобретение новых компетенций и навыков.

− Это создавало основы для «жаркого развития» и позволяло развивающимся экономикам ускоренными темпами догонять развитые страны. Что хорошо видно по опыту Китая и Тайваня, − отмечает эксперт.

Авторы исследования сравнили удельный вес в мировом экспорте таких конечных и промежуточных товаров, как автозапчасти, детали и компоненты электроники, детали одежды и обуви, со странами Центральной и Восточной Европы, сопоставимыми с Беларусью по составу экспортной корзины, валового внутреннего продукта на душу населения, численности населения, человеческому капиталу.

Такими странами стали Чехия и Венгрия. Добавили в анализ и соседнюю Польшу.

− Выбор пал на перечисленные товары, исходя из того, что наблюдался достаточно интенсивный рост и увеличение удельного веса этой группы товаров. Это те направления, по которым Беларусь специализировалась, и когда-то по ним у нас были достаточно хорошие сравнительные преимущества, − поясняет Ирина Точицкая.

Венгрия и Чехия ушли далеко вперед

− В торговле промежуточными товарами одежды и обуви изменение удельного веса Беларуси в мировом экспорте очень незначительное. Динамика есть, но она гораздо меньше, чем у других исследуемых стран. У Чехии и Венгрии мы видим существенный прогресс, − говорит эксперт.

Ситуация с готовой одеждой и обувью выглядит еще менее оптимистично – за восемнадцать лет доля этих товаров в мировом экспорте снизилась. Незначительный прогресс наблюдается в экспорте готового текстиля.

− В этом вопросе есть одно «но». Исследуемые страны наращивали экспорт прежде всего в государстве Европейского союза. А Беларусь имела квоты на поставки текстиля в ЕС, которые могли сдерживать этот рост, − считает Ирина Точицкая.

В производстве электроники, которая долгие годы считалась одним из ключевых направлений белорусской промышленности, результаты тоже неутешительны. С 1998 года Беларусь практически не изменила свои позиции в доле мирового экспорта компонентов и готовых товаров электроники.

Разница в наращивании доли в мировом экспорте сопоставимыми странами и соседней Польши — в несколько раз. Хотя электроника за последние два десятка лет стала одним из самых динамично развивающихся секторов в мире. Его доля составляет больше 20% мирового экспорта.

− Электроника сегодня нужна везде. Можно производить компоненты электроники, которые будут использоваться для многих предприятий. И Беларусь в этом секторе когда-то имела хорошие человеческие ресурсы и капитал, − подчеркивает Ирина Точицкая.

Сравнение позиций по экспорту транспорта тоже оказывается не в пользу Беларуси.

− По автокомпонентам удельный вес Беларусь в мировом экспорте даже сократился. В то время как в странах, которые мы выбрали в качестве сопоставимых, наблюдается достаточно существенный рост, − говорит эксперт.

В последние годы даже на традиционных рынках белорусское автомобилестроение стало чувствовать себя не очень хорошо – доля отечественной продукции существенно сократилась в общем объеме продаж в России.

В то же время в Венгрии за эти годы больше пяти компаний только из США разместили свое производство автокомпонентов.

Что помешало Беларуси использовать свой потенциал

По мнению эксперта, практически полное отсутствие относительного роста доли белорусской продукции в мировом экспорте связано, в первую очередь, с ориентацией на один рынок – российский. Но при этом, экспортируя в Российскую Федерацию те же МАЗы, белорусские производители не использовали возможности реализации на этом рынке отечественных автокомпонентов.

− Ведь в российские программы импортозамещения можно было попадать не только с традиционной белорусской продукцией, а с промежуточными товарами, которые очень серьезно меняли экономики разных стран, − комментирует Ирина Точицкая.

К тому, что страна фактически не участвует в глобальных цепочках, привел целый комплекс причин: как Беларусь формировала промышленную политику, какие видела перспективы, какие выбирала стратегии в отношении прямых иностранных инвестиций.

Однако, несмотря на то, что Беларусь не успела вскочить в первый вагон с государствами, сделавшими ставку на наращивание экспортного потенциала и внедрение в глобальное производство, потенциал у страны еще есть.

− С учетом того, что рядом находится российский рынок, на который мы можем попадать беспошлинно, есть большое поле для работы, можно думать, как выбрать ниши, кого позвать, какие аргументы приводить, − заключает Ирина Точицкая.

Поделиться ссылкой: