Поскольку ни при каких, самых пространных изречениях невозможно перечислить все условия, только при наличии которых изречение верно. А нашу общественность, судя по комментариям к экономическим статьям в Интернете, все время тянет найти панацею от бед нашей экономики. Желательно попроще, и чтобы все беды одним ударом решить. Например, или президента сменить, или всех бизнесменов посадить.

И ладно бы проблема касалась только эпигонов БССР. Большей частью они при степенях и званиях, все страдают ностальгией по советским временам. За очевидной невозможностью воссоздать СССР, они согласны и на его эрзац в виде «белорусской модели». Все же что-то почти знакомое. И все рецепты для преодоления нынешних трудностей ищут в советской практике то ли 30-х, то ли 50-х гг. прошлого века.

Люди это большей частью авторитетные и заслуженные, но, во-первых, как говорят американцы, «бег в мешках выигрывает не тот, кто лучше бегает, а тот, кто лучше бегает в мешках!». Условия настолько изменились, что их опыт – скорее помеха, чем фактор успеха. Во-вторых, их мало и они уходят. Их авторитет чаще используют, прикрывая им совсем другие интересы совсем других людей. Реального влияния на ход экономических процессов оказывать они уже не могут.

Совсем другое дело – эпигоны образца 1991г. Поскольку системные трансформации, прошедшие почти всюду на постсоветском пространстве, в Беларуси были приостановлены. От «совка» мы ушли, к рыночной экономике не пришли. Зависли между ними. И имеем множество специалистов, настоятельно рекомендующих довести системные трансформации то ли до российского, то ли до немецкого уровня. Для чего и президента сменить, и даже перейти к парламентской республике. А главное – запустить массовую приватизацию и беспощадно банкротить несостоятельные -госпредприятия.

Учитывая очевидное банкротство «белорусской модели», неприятие большей частью населения российской экономической модели (с ее коррупцией и социальным расслоением), идеи 1991г. постепенно продавливаются в массовое сознание. Да и других, раскрученных в СМИ, собственно говоря, и нет.

Однако тут возникает два вопроса. Во-первых, что за цель? Что за общество должно получиться в результате трансформаций? И, во-вторых, каким путем нужно идти к этой цели?

В недавней статье Джозефа Стиглица, Нобелевского лауреата по экономике, дается оценка процессов системных трансформаций на постсоветском пространстве. И общие выводы его не радуют. Вот лишь некоторые цитаты.

«…Те, кто утверждал, что права частной собственности, когда будут созданы, будут приводить к более широким возможностям для верховенства закона, были опровергнуты».

На деле по всему постсоветскому пространству частная собственность находится под достаточно эффективным контролем чиновничества. Дело Ходорковского показало, что и самый крупный бизнес бессилен при столкновении с чиновничеством. «Телефонное право» и клановые интересы всюду важнее закона.

«…Подход «шоковая терапия» к экономической реформе был мрачным провалом».

Я тоже считаю, что, например, в успехах Польши решающую роль сыграла не «шоковая терапия», а то, что Польше удалось оседлать волну аутсорсинга из Германии. Институциональные реформы оказались важнее политических и идеологических.

«Многие в России считают, что США настаивало на политике Вашингтонского консенсуса, чтобы ослабить их страну. Глубокая коррупция команды Гарвардского университета, выбранная «помочь» России в процессе перехода, описанная в подробном отчете Institutional Investor, опубликованном в 2006г., закрепила эти убеждения».

Да, сегодня от Вашингтонского консенсуса открещиваются все. Поскольку результаты его применения всюду являются разрушительными. Правда, и других вариантов системного подхода к трансформациям переходных экономик нет. Нынешние требования МВФ, других международных институтов исходят все равно из него.

Однако связь коррупции команды экспертов с интересами США лишена логики: у Госдепа были вполне легальные инструменты для коррекции планов и идей финансируемой им команды экспертов. Не прояснен публично вопрос: кто платил взятки и за что? Работа по системной трансформации России шла широким фронтом, и кто ее, через взятки, корректировал?

Складывается впечатление, что как Германия поддерживала Горбачева против Ельцина, считая слишком резкие реформы в России опасными, так и экономические реформы в России, по мысли Госдепа США, должны были бы быть более спокойными, щадящими. Хотя и не отличаться от «гайдарономики» по направлению.

И что из опыта 1991г. может пригодиться Беларуси в неизбежных реформах? Да почти ничего.

Замена президента? А что, у нас есть команда с проработанной программой реформ? И как к этой программе отнесется наше чиновничество, приученное к всевластию, и силовики?

Мы видим, что даже в США конфликт между избранным президентом, г-ном Трампом, и политической элитой страны и госаппаратом пока решается далеко не в пользу президента. И у нас будет так же.

Переход к многопартийности и парламентской республике? Достаточно посмотреть на Россию и Украину. Власть чиновничества в России оформлена через «Единую Россию», и остальные партии – несущественные декорации. И у нас такая заготовка есть – «Белая Русь». В Украине партии подконтрольны олигархам, и реального выбора там нет. Как и в Балтии.

В Германии после войны двухпартийная демократия была заложена формированием одной партии, ХДС, бизнесом, и второй, СДПГ, проф-союзами. А у нас что, разные кланы чиновников будут власть делить? Даже не смешно.

У нас нет и не может быть простых решений. Как говорят, «простота хуже воровства». И исходить надо не из идеологизированных моделей, пусть и прекрасных, а из того, чтобы определиться, что за страну мы строим, и разработки страновой стратегии как совокупности мероприятий, которые помогут такую страну построить. А тут у нас, как говорится, «и конь не валялся».

Фото из открытых источников