Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Жителю Барановичей  Марку* 50 лет. Он – наркоман-метадонщик с 20-летним стажем.  Уже девять лет мужчина «в завязке».
16:53 29 красавiка 2017
414
Памер шрыфта

Горожанин рассказал Intex-press, где впервые попробовал наркотик, как скрывал от жены, что колется, почему вынужден был бежать с семьей из Питера и что заставило его завязать с наркотиками.

О семье

Мои отец и мать поженились молодыми. Им хотелось развлекаться, потому бывало, что неделями я жил с бабушкой. По праздникам отец и мать выпивали. С ними во время застолья я впервые попробовал алкоголь. Когда в 16–17 лет я стал приходить домой выпившим, они не ругали меня. Отец оправдывал меня: мол, молодость, хочется все попробовать, а мать повторяла: «Не наркотики – и на том спасибо».

Когда мне было 18, отец умер от инфаркта. Мать переживала: забросила работу, ни с кем не общалась. Чтобы было на что жить, я устроился грузчиком в строительный магазин. Работать было тяжело, но дома было еще хуже. Мать не ела, истерила, могла дать мне пощечину за то, что я слишком похож на отца. Я понимал, что ей тяжело, и молчал. Но мне тоже хотелось поддержки, а ее не было. Я чувствовал себя одиноким.

Через год после смерти отца мать покончила с собой. Тогда мне казалось: еще немного, и я сделаю то же самое. Семьи у меня не осталось. Друзей – тоже: школьные приятели разъехались, а на работе друзей не завел.

О «волшебной» газировке  

Однажды в автобусе я увидел девушку и застыл – до того она была красивой. Мы познакомились, стали встречаться. Я влюбился и думал: она – мое спасение. Но именно она стала тем человеком, который привел меня в компанию наркоманов.

Она пригласила меня к своим друзьям, сказала, что они поймут меня. В компании было четыре парня и две девушки. Все примерно одного возраста. И меня там действительно понимали. У всех была тяжелая судьба: один парень – детдомовский, другого родители били, а мою девушку, как оказалось, насиловал отец. Собирались мы на квартирах: у кого свободная – к тому и шли. Только в свою я никого не впускал, не хотел.

В компании новых друзей я попробовал сначала бутират. Думал: обычная водка, которую пьют из пробок. Выпил – понравилось. Эффект был похож на алкогольное опьянение. Так мы «выпивали» около трех лет.

Однажды кто-то принес пакетик белого порошка и сказал, что это метадон. Мы не знали, что это такое, но решили попробовать. Мы его нюхали, в десна втирали, разбавляли с напитками, чтобы пить «волшебную» газировку.

Затем стали разводить метадон с водой и колоться. Двумя шприцами на шестерых! Как я тогда не заразился СПИДом, до сих пор понять не могу. Но тогда казалось, что все круто. Мы – друзья, а какой вред может причинить твой друг?

На порошок сбрасывались по 50 рублей. Отдавали деньги одному из парней, он приносил наркотик. Спрашивать, где берет, было не принято.

О страхе попасть в тюрьму и переезде в Питер

Я работал, поэтому деньги на дозу были. Иногда продавал вещи, как-то из дома вынес ковер. На наркотик уходило много. Бывало, не хватало денег на еду. Но важнее было купить дозу.

Мы были молоды и глупы – дозу не рассчитывали, всем давали одинаковую. И однажды мою подругу увезли на скорой: передоз. Приехала милиция, нас чуть не посадили. Мне удалось сбежать.

Я не знал, что делать. Вспомнил о друге, который живет в Питере и не раз звал меня в гости. Решил ехать к нему. Быстро продал квартиру, купил билет до Питера. Оставшейся части суммы вполне хватило бы на месяц беспечной жизни.

Друг удивился, что я приехал без предупреждения, но принял меня. Устроился я на стройке чернорабочим. Вскоре снял квартиру.  Месяц не кололся: боялся, что меня найдут и посадят в тюрьму. Но случайно наткнулся на наркодилера. Я не знаю, как объяснить, каким образом я «вычислил» его. Вокруг дилеров всегда есть какая-то особая аура, и если ты «сидел» на чем-то, ты ее за километр почуешь.

Я подошел к нему, спросил, что есть в продаже. Он протянул мне пакетик с порошком и сказал: «Четверг – день метадоновый». Я стал приходить к нему каждый четверг.

О женитьбе, долгах и побеге

В Питере я познакомился с девушкой, женился, потом у нас родилась дочь. О том, что я наркоман, жена узнала не сразу: месяца через два после свадьбы. Я прятался – кололся в подъезде, в парке или в общественном туалете. Однажды не выдержал, укололся дома и оставил шприц в мусорке. Жена увидела, стала умолять меня бросить. Я кивал, ничего не обещая. Мне не было стыдно. Бросать наркотики я не собирался. Даже новость жены о беременности никак не повлияла на мое «увлечение» – зависимость была сильнее.  

Я часто менял работу. Брался за любое предложение – на наркотики уходило много денег. Дилер, которого я за все 15 лет жизни в Питере не сменил, никогда не отказывал мне и давал дозу в долг. Я считал его другом.

Когда я задолжал за десяток доз, дилер напомнил мне о деньгах. Отдавать было нечем. Он нашел жену и сказал, что, если я не заплачу, мы останемся без дочки. Жена очень испугалась. И я во второй раз принял решение бежать. Только в этот раз не один, а с семьей.

В день зарплаты я переслал по почте часть долга, купил билеты до Минска, и мы уехали. Жена всю дорогу молчала.

О решении бросить

Из Минска поехали в Барановичи. Жена стала уточнять, где будем жить. Ответа у меня не было. Я кричал, бил кулаками в стену. Мне было и без этих вопросов плохо:  я не кололся несколько дней и думал, сдохну в поезде без дозы.

В Барановичах я оставил жену и дочь на вокзале, а сам отправился искать квартиру. Не знал, куда идти, и пошел к бывшей. Она выслушала меня и предложила снимать у нее комнату. А также предложила дозу метадона. Отказаться я не смог. За женой и дочкой пришел только через сутки. Жена видеть меня не хотела, но из-за усталости согласилась поехать на квартиру. Через две недели я пошел на стройку, жена устроилась уборщицей.

С дочкой нянчилась моя бывшая. Жене это не нравилось, она умоляла меня найти новое жилье. Но все деньги я спускал на метадон. Ради дозы я продавал даже дочкину одежду, которую жена покупала с зарплаты. Сейчас за это мне больше всего стыдно.

Дочь и жена постоянно плакали. Я обещал бросить. Но не мог. Однажды дочка (ей тогда было 9 лет) нашла пакетик от метадона и стала вытирать его пальцем. Жена, увидев это, стала кричать на меня, ведь на пакетике могли остаться следы порошка, и заявила: «Либо ты лечишься, либо больше не увидишь ни меня, ни дочь».

Я начал отпираться, но она сказала, что уже записала меня в Гродненский клинический центр и я должен туда явиться хотя бы ради дочери. Дочь заплакала. У меня внутри все оборвалось, и я решил, что должен бросить.

О лечении и боязни вернуться домой

В центре я пробыл 10 месяцев. Первые два месяца восемь раз собирался сбежать, но в последний момент останавливался. Вспоминал про свое обещание дочери вернуться другим человеком. В центре я много о чем передумал. Даже завел блокнот, куда записывал свои грехи, и извинялся перед женой и дочкой.

После лечения я боялся ехать домой. Отношения у меня с женой и дочкой налаживались, но мне было стыдно. К тому же был страх: вдруг приеду – а жена забрала дочь и уехала.

В день моего приезда мы сидели на кухне и плакали. Я снова извинялся и благодарил их за терпение. Первое время родные настороженно относились к моим словам и поступкам. А мне после центра действительно было трудно держаться.

Останавливала лишь мысль о дочери: у нее должна быть нормальная семья, которой я сам был лишен.

Я долго состоял на учете. Когда пять лет назад меня сняли с учета – это был праздник. Я купил торт и букеты цветов для жены и дочки.

Больше всего жалею, что из-за меня многие годы дочь жила в страхе и слезах. Из-за меня она тяжело сходится с людьми, не доверяет парням. Я стараюсь забыть о том, что было. Не получается.

Хотелось бы сказать всем, что «завязать» с наркотиками очень трудно, и, чем дольше ты сидишь, тем труднее. Лучше и не начинать.

*Имя героя изменено по этическим соображениям.

Фото из открытых источников

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Прибавка составит 17,7—21,3 рубля: на проездной не хватит

В декабре повысятся зарплаты у низкооплачиваемых бюджетников. Специальное постановление №863 "О повышении тарифных окладов (ставок) отдельным категориям работников" 20 ноября приняло правительство.

“Сын вярнуўся з арміі, нібы з турмы…”

Для таго каб палепшыць імідж айчыннага войска, у Беларусі збіраюцца стварыць яшчэ адзін “Камітэт салдацкіх маці”.

Комфортный ноябрь: в выходные будет тепло, но с осадками

В предстоящие выходные погодные условия на территориии нашей страны будут определять атмосферные фронты и более теплые воздушные массы, поступающие с юго-запада Европы.