В «Народной Воле» за 17 марта напечатан материал Олега Волчека «Как я узнал, что меня будут судить…». Из него следует: о том, что против него возбуждено административное дело, правозащитник узнал совершенно случайно. Как и о том, что судить его будет тот же судья, что отправил на принудительное лечение в психбольницу 80-летнего Александра Лапицкого, интересы которого Волчек как правозащитник отстаивал.

Приходи, и мы тебя осудим

Судя по всему, Олег Волчек оказался перед сложным выбором. Он понимал, что накануне акции 25 марта никакой профессионализм не поможет поколебать «стандарты» белорусского правосудия и добиться оправдательного решения. А потому сделал неожиданный и, на мой взгляд, блестящий ход: направил в суд своего представителя – адвоката Наталью Мацкевич. Она предъявила свои полномочия, и судья, посовещавшись для приличия сам с собой, вынужден был начать процесс.

В зале заседаний собралось немало народа: друзья Олега, представители общественных организаций, журналисты. Металлическая клетка, прикрытая стеклом, «скучала» без своих обитателей. Адвокат стала главным действующим лицом в зале. Она долго и детально допрашивала «штатных свидетелей». Как всегда, они представляли самое могущественное и многочисленное ведомство страны, где трудоустроены десятки тысяч мужчин, одетых в темную униформу.

Тайны милицейского расследования

Допрос правоохранителей, выступающих в суде в качестве свидетелей, выявил немало тайн, которые заслуживают быть отмеченными.

Во-первых, перед массовыми акциями сотрудникам милиции показывают фотографии известных оппозиционеров, правозащитников, общественных активистов, на которых надо фокусировать внимание. По сути, негласно распространяются и действуют списки «врагов власти», к которым надо относиться с «революционной ненавистью».

Во-вторых, работники милиции признались, что выходят «на задание» с целью осуществления визуального контроля за участниками акций протеста, выделяя среди них в первую очередь тех, кто значится в картотеке «врагов власти».

В-третьих, рапорты в отношении зафиксированных лиц сотрудники милиции составляют фактически по разработанным лекалам, подставляя лишь новые фамилии, даты, некоторые обстоятельства.

В отношении Олега Волчека милиционеры написали, что он принимал активное участие в массовом мероприятии. Это выразилось в выкрикивании лозунга «Жыве Беларусь!». В материалах дела имеется также фотография О.Волчека, неизвестно откуда взявшаяся. Свидетели называли разное время, когда Олег пришел на митинг, по-разному описывая его действия. Ни один из них не указал, что Олег нарушал порядок проведения массового мероприятия, что требуется для вменения статьи 23.34 Кодекса об административных правонарушениях.

Судья как индикатор

Судья Дмитрий Лукашевич позволил адвокату основательно «положить на лопатки» свидетелей-милиционеров. В результате выяснилось, что Олег Волчек, по большому счету, ничего не нарушал, а лишь воспользовался своим правом на свободу мирных собраний и манифестаций.

Неожиданностью для всех стало то, что судья объявил перерыв на полтора часа. Зачем, если надо было написать всего несколько строчек резолютивной части решения? Публика не стала дожидаться вердикта. Может, на это и рассчитывал судья Д.Лукашевич, чтобы не сгореть со стыда? В своем решении он предложил правозащитнику Олегу Волчеку… отсидеть 13 суток в Центре изоляции правонарушителей на улице Окрестина.

Судейская «милость» составила всего два дня: не 15, а 13 суток. Видимо, это был единственный зазор у судьи при принятии решения.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда первого состава, друг и соратник Олега Волчека.

 (“Народная Воля” за 17 марта, № 22)

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»