Тяжба началась в сентябре 2016 года после того, как «Милкавита» решила оспорить в Экономическом суде Минска сведения, содержащиеся в статье Associated Press. В масштабном расследовании, в частности, утверждалось, что завод «Милкавита» покупает молоко у частного фермера, который организовал молочную ферму у знаков «Стоп! Радиация!».

Исследование Минского Центра гигиены и эпидемиологии показало, что уровень стронция в этом молоке в 10 раз превышает предельно допустимые границы (37,5 Бк/кг при норме в 3.7 Бк/кг).

Верховный Суд не учел ни одного довода защиты:

  • Журналист получил официальные сведения из государственного Минского Центра гигиены и эпидемиологии и в ходе судебного процесса Центр подтвердил этот факт. Согласно статье 52 закона о СМИ журналист освобождается от ответственности, если сведения получены из государственного источника.

  • Суд отклонил ходатайство о привлечении Центра гигиены и эпидемиологии в качестве соответчика по делу.

  • Из представленных в суд технических характеристик аппарата «Atomtex», на котором исследовалось молоко, следует, что прибор «Atomtex» выдал правильные результаты, а значит и сведения, распространенные журналистом соответствуют действительности.

  • Журналист не может нести ответственность за прямую речь ( цитату) профессора Юрия Бандажевского, опровержения которого требует «Милкавита». Суд отклонил ходатайство о привлечении Бандажевского в качестве соответчика.

  • Лингвистическая экспертиза Института Языкознания Национальной Академии Наук показала, что в статье журналист не нанес никакого вреда деловой репутации «Милкавиты», а само расследование проведено по всем канонам журналистского жанра.

Слушания продлились 1 час. Решение было вынесено за 14 минут.

«Итог данного судебного разбирательства значительно сужает границы свободы слова в стране, поскольку ставит под сомнение саму возможность проведения значимых журналистских расследований»,– сказано в заявлении Белорусской ассоциации журналистов.

Сам Карманов назвал решение Верховного суда «политическим, а не юридическим» и заявил, что будет подавать жалобу на имя заместителя председателя Верховного суда Беларуси.

«Спустя четыре дня после взрыва на ЧАЭС 26 апреля 1986 белорусы вышли на первомайскую демонстрацию, потому что в стране не было свободы слова и об опасности никто не предупреждал. Спустя 30 лет в Беларуси мало что изменилось»,– сказал Карманов пресс-службе ОО “БАЖ”.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»