Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Изменения налогового законодательства, происходящие в Беларуси в последние годы, свидетельствуют о нарастании проблем с формированием бюджета.
12:39 11 кастрычнiка 2016
559
Памер шрыфта

Сложности с бюджетом настолько существенны, что власти готовы идти не только на значительное ухудшение делового климата в государстве, выражающееся в усложнении налогового администрирования, но и на фактическую отмену базовых принципов рыночной экономики. 

СКРЫТЫЕ НАЛОГОВЫЕ ПОТЕРИ

Очевидно, что основным отрицательным фактором, влияющим на формирование бюджета, является текущий экономический кризис. Именно кризис ухудшил финансовое состояние белорусских налогоплательщиков. При этом ознакомление с официальной статистикой не всегда позволяет оценить масштаб и глубину кризиса. Продемонстрируем это на основании официальных данных о задолженности белорусских налогоплательщиков перед бюджетом.

По данным Министерства финансов Республики Беларусь на 1 сентября 2016 года задолженность белорусского бизнеса перед бюджетом составила 126,6 млн. рублей. Это на 46,6 млн. рублей больше аналогичного показателя 2015 года. Фактический рост задолженности перед бюджетом за год составил 58%.

Столь существенный рост задолженности вынуждает налоговые органы искать дополнительные источники доходов с бизнеса, который еще может платить налоги, вместо того, чтобы взыскивать имеющуюся задолженность перед бюджетом. При этом логика чиновников вполне понятна. Никто не хочет брать на себя ответственность за текущую макроэкономическую ситуацию, в которой взыскать все налоги невозможно, потому что, например, государственные предприятия, как бы плохо они ни работали, банкротить нельзя.

Отсюда понятна и логика текущих решений правительства в налоговой сфере. Рост налоговой задолженности бизнеса перед бюджетом ведет к реальным потерям доходной части бюджета, а, следовательно, невозможности исполнения всех финансовых обязательств государства перед обществом. Государству для нормального функционирования требуются новые поступления доходов в бюджет.

В этой ситуации государство, вместо решения проблемы неплатежей и плохого финансового состояния государственных предприятий, пытается придумать новые механизмы взимания налогов с действующего бизнеса, который еще может платить налоги. При этом действия по увеличению налоговой нагрузки на пока еще работающий бизнес пытаются прикрыть ссылками на мировой опыт и борьбу с теневой экономикой.

ОЖИДАЕМЫЕ БУДУЩИЕ НАЛОГИ

В эту стратегию поведения государства вписываются как принятие Указа № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» (далее – Указ о лжепредпринимателях), так и вступивший с 1 июля 2016 года новый порядок налогового администрирования – электронные счета-фактуры по НДС. Данные нормативные документы не только направлены на упрощение для государства процедуры проведения проверок, позволяющей привлечь дополнительные поступления в бюджет, но и обладают важной особенностью – содержат возможность привлечения дополнительных поступлений в бюджет в будущем в зависимости от экономической ситуации и размеров дефицита бюджета.

Фактически эти нормативные документы создают резерв дополнительных поступлений в бюджет в будущем. При этом размер дополнительных доходов бюджета зависит только от профессиональной квалификации чиновников и наличия денег у бизнеса на уплату дополнительной налоговой нагрузки. Резерв будущих налоговых поступлений заложен в механизме работы вышеуказанных нормативных документов.

С момента принятия Указа о лжепредпринимателях налоговые органы ведут список предприятий и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения нарушений в экономической сфере. На середину сентября 2016 года список лжепредпринимателей содержит более 7 тысяч субъектов хозяйствования и ежемесячно пополняется новыми лжепредпринимательскими структурами.

Рост количества лжепредпринимательских структур ведет в геометрической прогрессии к увеличению количества потенциальных нарушителей налогового законодательства. По сложившейся правоприменительной практике любые договорные отношения с лжепредпринимательскими структурами являются нарушением законодательства и ведут к дополнительным доначислениям налогов в бюджет. При этом доказать обратное даже при наличии реального движения товаров, на практике невозможно.

В этой связи Указ о лжепредпринимателях фактически стал инструментов дополнительного привлечения доходов в бюджет, так как при любой проверке выявление факта договорных отношений с предприятием из списка лжепредпринимателей автоматически ведет к доначислению платежей в бюджет. Соответственно, чем больше в будущем будет проведено проверок предприятий, уличенных в договорных отношениях с лжепредпринимателями, тем больше будет и дополнительных поступлений в бюджет.

По схожей схеме запланировано и действие нового механизма вычета НДС посредствам электронных счетов-фактур по НДС. Хотя официально обязательные электронные счета-фактуры по НДС были введены с 1 июля 2016 года, на практике данный механизма не работает даже по истечении практически 3-х месяцев с момента его введения. Июль месяц налоговый портал фактически не работал из-за технических сбоев. В дальнейшем оказалось, что на практике одновременно подключить и обслуживать более ста тысяч налогоплательщиков не так просто, как казалось налоговых органам в теории.

В этой связи появились разъяснения от Министерства по налогам и сборам о том, что фактически до 1 января 2017 года можно пользоваться старым порядком вычета НДС без электронных счетов-фактур по НДС. При этом разъяснения налоговых органов написаны таким «размытым» языком, что до конца так и не понятно можно ли пользоваться старым порядком НДС или нельзя.

Не вносят правовой ясности и обращения в налоговые органы на местах. Одни налоговые инспекции говорят, что старым порядком можно пользоваться до 1 января 2017 года, вторые — утверждают, что до 1 января 2017 года нужно оформить все электронные счета-фактуры по НДС, составленные во втором полугодии 2016 года, третьи — вообще отказываются от комментариев.

Указанная правовая неопределенность понятна, так как оставляет для налоговых органов резерв для привлечения дополнительных поступлений в бюджет в будущем. Так, если случится чудо и в 2017 году экономический кризис закончиться, то при налоговых проверках можно будет принимать вычет НДС в 2016 году по старому без электронных счетов-фактур по НДС.

Если в 2017 году экономический кризис продолжиться, что более вероятно, то налоговым органам можно будет наказывать предприятия за неисполнение требований законодательства в части обязательного использования электронных счетов-фактур для вычета НДС с 1 июля 2016 года. Тем самым будут привлечены дополнительные поступления в бюджет. При этом доказать свою правоту на практике налогоплательщикам, как и в случае с лжепредпринимателями, будет невозможно, так как комментарии Министерства написаны таким языком, что могут трактоваться в любую сторону в зависимости от ситуации.

НАЛОГИ ИЗ ПРОШЛОГО

Если вопрос привлечения дополнительных поступления от электронных счетов-фактур по НДС дело ближайшего будущего, то взыскание налогов с учредителей ликвидированных предприятий дело фактического настоящего. Не имея возможности собрать все текущие платежи налоговые органы, тем не менее, пытаются взыскать еще и налоги, не уплаченные в прошлые годы. Такое право предоставлено им в соответствии с пунктом 1.11 Указа Президента Республики Беларусь от 13 июня 2008 года № 329 «О некоторых вопросах признания задолженности безнадежным долгом и ее списания» (далее – Указ № 329).

Данным документом налоговым, таможенным органам и органам Фонда социальной защиты предоставлено право предъявлять иски о субсидиарной ответственности учредителей предприятия без срока исковой давности. При этом основой для исков является статья 11 Закона «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), согласно которой установлено, что если экономическое несостоятельность (банкротство) предприятия наступила от действий (бездействий) учредителей, то они несут субсидиарную ответственность перед кредиторами за обязательства предприятия.

На основании указанных выше нормативных документов налоговые органы составляют требования к учредителям не только ликвидируемых, но уже и ликвидированных предприятий с требованием об уплате задолженности их предприятий перед бюджетом. При этом фактическое обоснование строится на том, что учредитель либо сам руководил предприятием, либо назначал руководство (директора и главного бухгалтера). Фактически учредитель своим действием назначил людей, которые допустили образование задолженности перед бюджетом.

Скажем сразу, что требования налоговых органов являются элементом запугивания учредителей предприятий, не знающих все тонкости законодательства. Согласно Указу № 329 и Закону о банкротстве у налоговых органов есть право подачи исков в суд для привлечения учредителей к субсидиарной ответственности, поэтому до решения суда вина учредителей не доказана и налоги не могут взыскиваться. Следовательно, данные требования налоговых органов не являются обоснованными.

Данное обстоятельство не означает, что учредители ликвидированных предприятий могут спать спокойно и они защищены от претензий налоговых органов по своим прошлым делам. Исходя из практики работы с лжепредпринимателями, можно с большой долей уверенности утверждать, что если налоговые органы начнут в массовом порядке обращаться в суд о привлечении учредителей к субсидиарной ответственности, то они к этой ответственности будут привлечены. В условиях дефицита бюджета сомнительно, чтобы судьи стали на сторону бизнеса и отказались от возможности привлечения дополнительных поступлений в бюджет.

Ограничением в данном случае может стать только большое количество ликвидированных предприятий и весьма ограниченный кадровый потенциал налоговых органов, которые помимо работы с учредителями ликвидированных предприятий, должны еще бороться с лжепредпринимателями и взыскивать налоги текущего отчетного периода. В то же время несмотря даже на эти ограничения нельзя исключать обращения в суд налоговых органов на учредителей тех предприятий, которые добровольно отказались платить налоги, и по которым уже составлены требования налоговых органов. Здесь лишь вопрос времени и оперативности работы налоговых органов.

В этой связи нельзя не отметить, что введение субсидиарной ответственности для учредителей ликвидированных предприятий фактически означает отмену одного из базовых принципов рыночной экономики – права предпринимателей на риск, который иногда сопряжен и с ликвидацией и банкротством предприятия. В современных белорусских реалиях, занятие бизнесом является двойным риском, связанным не только с возможностью потери вложенных в дело денег, но и риском выплаты налоговых долгов предприятия из личных сбережений, никаким образом не связанных с бизнесом. Право заниматься бизнесом в Беларуси является большой привилегией, за которую нужно заплатить государству налоги всегда вне зависимости от деловых и жизненных обстоятельств.

Активизация работы налоговых органов по взысканию задолженности ликвидированных предприятий в очередной раз свидетельствует об административном характере белорусской экономики – экономики, в которой законы и правоприменительная практика меняются в зависимости от экономической конъюнктуры. При этом степень изменчивости законов определяется глубиной экономического кризиса в республике. В этой связи нельзя исключать ситуации, при которой в случае дальнейшего ухудшения экономической ситуации в стране власти пойдут на дальнейшее сокращение рыночных элементов в экономике, как-то ограничение частной собственности, введения новых налогов и сборов, установление новых упрощенных правил по внесудебной конфискации имущества в пользу государства и так далее.

Аўтар: Александр ЖУК 
Крынiца: belrynok.by
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

15 снежня 2017

Госконтроль: плановых проверок с 1 января не будет. Будут выборочные

Координационные планы контрольной (надзорной) деятельности на первое и второе полугодия 2018 года формироваться не будут.
15 снежня 2017

Госпредприятия пошлют на четыре буквы

Белорусские власти прислушались к МВФ и выполняют рекомендации фонда.
15 снежня 2017

Падатковыя службы Расіі і Беларусі распрацоўваюць новы фармат абмену падатковай інфармацыяй

Федэральная падатковая служба (ФПС) Расіі і Міністэрства па падатках і зборах (МПЗ) Беларусі распрацоўваюць парадак аўтаматычнага абмену падатковай інфармацыяй па асобным абароненым канале сувязі. Гэт