— Что из себя представляют сегодня азербайджано-беларуские отношения?

— За 23 года дипломатических отношений, главы двух государств оценивают их уже не просто дружественными, а как стратегическое партнерство. Все чаще с такой оценкой соглашаются и партнеры Азербайджана и Беларуси в различных международных структурах, проектах, где они участвуют. Например, в проекте ЕС «Восточное партнерство». На мой взгляд, стратегическое партнерство Минска с Баку в этом проекте во многом сегодня продлевает его существование. Равно, как и участие двух партнеров в Движении неприсоединения, потенциал которого оценивается неоднозначно. Однако, именно голоса его участников способны влиять на решения тех или иных проблем в рамках ООН. В том числе, в интересах Азербайджана и Беларуси.

Что касается сотрудничества в рамках ОБСЕ, то, как известно, в развитии работы Минской группы ОБСЕ по карабахской проблеме беларуская сторона предлагает созвать у себя международную конференцию. Президент Беларуси выражает свою готовность быть посредником между двумя членами СНГ, которые продолжают находиться в состоянии войны. Не исключено, что в следующем году, когда Россия будет председательствовать в СНГ, а Беларусь в ОДКБ, последуют очередные внешнеполитические инициативы. В том числе и по решению многолетнего конфликта между Азербайджаном и Арменией.

Говоря о перспективах развития беларуско-азербайджанских отношений, я бы именно этой сфере сотрудничества придавал особое значение.

— Как развиваются отношения Беларуси с Арменией, Казахстаном, Кыргызстаном и Россией на уровне Евразийского экономического союза?

— Не секрет, что сегодня этот евразийский интеграционный проект переживает кризисное состояние. Попытки как-то совместить его с ЕС остаются безуспешными. Затеянная конфронтация между Россией и Западом негативно влияет и на состояние внутри самого ЕАЭС. Расширение перечня стран, которые подписывают не столько соглашения, сколько меморандумы о создании зоны свободной торговли с ЕАЭС, не должно вводить в интеграционную эйфорию. Правда, в случае появления Турции в этой зоне пессимизма должно поубавиться. Но у кого? Так что сегодня применять термин «развитие» в отношении этого интеграционного проекта я бы не стал.

— Недавно президент Беларуси Александр Лукашенко встретился с государственным секретарем Союзного государства Григорием Рапотой и обсудил с ним судьбу интеграционных проектов, проблемы Беларуси и России. Какие разногласия сегодня существуют между Россией и Беларусью?

— Хотел бы напомнить, что это «государство» не является субъектом международного права. Все атрибуты (гражданство, флаг, герб, единая виза, посольство) у него отсутствуют. И все принятые от его имени решения для остального мира не могут являться легитимными. Не в пользу реальности этого образования с бюджетом говорит и то, что у него отсутствует военная, оборонительная составляющая. Не стоит с этим путать военно-техническое сотрудничество Беларуси с Россией, которое считается самым тесным и реальным сотрудничеством в СНГ. Но, как известно и не известно, даже в этой сфере двусторонних отношений, порою, возникают неудовлетворенность, разногласия. А уж тем более, в союзном строительстве. Ведь бессменный председатель Высшего госсовета союзного государства Лукашенко для Кремля не указ.

— Стороны несколько месяцев пытаются договориться по цене газа, но все безуспешно. К тому же Россия снизила поставки нефти в Беларусь. В Беларуси воспринимают это как давление со стороны Москвы?

— Газовая напряженность всегда периодически возникает между двумя стратегическими союзниками, когда Минск пытается навязать Москве свое понятие о ранее взятых на себя обязательств. Но, как правило, беларуской стороне, все же, удавалось убедить союзника, что денег платить нет. А объектами беларуской собственности, которая сильно интересует российский бизнес, рассчитываться не хочется. Но своеобразие текущего момента конфликта заключается в том, что сегодня и у Москвы столько денег нет, чтобы снова принять условия Минска. Следует отметить, что когда сегодня в Минске говорят о возникшем чрезмерном давлении Москвы, то, как бы, не видят, что она уже года два пребывает в особом, «крымском» состоянии. И каким настроением Кремля может смениться нынешнее демонстративное его молчание, никто не знает.

— Может ли Беларусь повернуться спиной к России и выйти из Евразийского экономического союза и ОДКБ в случае, если Россия не примет во внимание критику беларуского президента и продолжит, как сказал Лукашенко, неприкрытое давление?

— Вот Вы образно спросили про возможность «повернуться спиной». А я вспомнил путинские слова «нож в спину», говоря о причинах недавнего конфликта с президентом Эрдоганом. В политическом давлении, возникшем в том или ином конфликте, все возможно. А вот уход Беларуси из ОДКБ я считаю невозможным. В чем мы скоро сможем еще раз убедиться. На этот раз в октябре в Ереване, где пройдет уже анонсированный саммит стран-участниц ОДКБ.

— Попытается ли Запад, на ваш взгляд, предпринять активные действия для того, чтобы рассорить Москву с Минском после озвученной критики Александром Лукашенко в адрес России?

— На Западе есть разные политические силы с разными мнениями. И сегодня там доминирует тот прагматизм, который сравнивают нередко с цинизмом. Но сегодня Запад не един. Думаю, большая ясность должна наступить в ноябре, когда в США пройдут президентские выборы. Их результаты должны повлиять не только на отношения Москвы с Минском, но и на всю ситуацию на постсоветском пространстве.

Фото из открытых источников


Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»