Много раз меня выдвигали в члены избирательных комиссий разного уровня, и ни разу не включили. Лидия Ермошина и Николай Лозовик (кстати, мой бывший коллега по парламенту) каждый раз что-то говорили, что кандидаты от оппозиции не имели соответствующего опыта и квалификации, потому, мол, и не попали в комиссии. 

Конечно, куда мне с моим юридическим образованием и парламентским опытом до истинных профессионалов-фокусников! Как, впрочем, и другим моим коллегам, людям образованным, но не способным заранее знать правильный результат. 

Не включали меня в состав комиссий, но никуда и не вызывали. Но в воскресенье позвонили по домашнему телефону и пригласили в администрацию Центрального района. А там попытались устроить экзамен. Тройка во главе с заместителем главы администрации. 

— Вы знаете, зачем мы вас пригласили? 

— Знаю. 

— А знаете, в какую комиссию вас выдвинули? 

— Посмотрите поступившие вам документы. Я готов работать в любой. 

— У вас есть соответствующий опыт? 

— Да, я дважды был избран депутатом парламента, много раз был наблюдателем, имею высшее образование, диплом юриста с отличием. 

— Но вы не имеете опыта работы в комиссиях? 

— Нет, но мой уровень подготовки наверняка будет выше, чем у большинства членов комиссии. 

— Перечислите полномочия комиссии (смотрит в брошюру). 

— Вы хотите устроить экзамен? Тогда предупреждайте заранее, когда приглашаете. Вы всех будете экзаменовать, глядя в брошюру? Я тоже могу задать вам вопросы, и не факт, что вы ответите. 

— Хорошо, до свидания. 

Приблизительно такой был у нас разговор. Кстати, с видеозаписью. 

Каждый вопрос — как барьер, начиная с приглашения «на собеседование». Я — человек опытный, меня трудно сбить с толку. Но на кого-то такая методика может подействовать. 

Анализ составов избирательных комиссий, который мы проводили последние десять лет, показывает, что членами комиссии, как правило, назначаются члены одного трудового коллектива во главе с начальником или его заместителем. Такими легче руководить. Такие будут молчать, боясь проблем с работой. 

Конечно, этих людей «выдвигают» формально от разных организаций: кого — от «Белой Руси», кого — от БРСМ, кого — от общества трезвости. Но всегда происходит чудо: вчера работали в школе — сегодня в комиссии, но с тем же начальством. Это называется симуляцией. А потом эти люди задними частями своих тел заслоняют от наблюдателей стол, где якобы считают голоса. Могу показать фотографию. Эти задние части лучше всего иллюстрируют истинный смысл «выборов». 

Уже после своей беседы я узнал, что они используют и другую тактику. Так, одну из наших коллег, которую ОГП тоже выдвинула в состав участковой комиссии, вызвали на ковер к ее начальству по месту основной работы для «беседы». Ее начальника отозвали из отпуска, чтобы он провел разъяснительную работу со своей подчиненной и объяснил ей, что она создает проблемы, лезет, куда не надо, и в результате потом нигде работы не найдет. 

Кто дает такие указания? Откуда по месту работы информация о кандидатах в члены комиссий? Догадайтесь, как говорится, с трех раз. 

Эти люди сегодня чувствуют себя хозяевами жизни. Я не спрашиваю, есть ли у них совесть. Может быть, и есть. Но страх, видимо, сильнее. 

Интересно, где они будут работать завтра?

***

Об авторе.

Александр Добровольский. Народный депутат Верховного Совета СССР, работал в Комитете по промышленности, затем заместителем председателя Комитета по правам и свободам человека. На первом съезде народных депутатов СССР вошел в состав межрегиональной депутатской группы — первой демократической парламентской оппозиции в СССР. Работал вместе с Андреем Сахаровым, Борисом Ельциным, Анатолием Собчаком, Василием Быковым). Депутат Верховного Совета Республики Беларусь 13-го созыва, один из создателей Объединенной гражданской партии, член Политсовета ОГП, председатель Экспертного совета ОГП. Имеет два высших образования — радиофизическое и юридическое, диплом с отличием. Известный в стране и за рубежом белорусский политик и специалист в области политических исследований.

Фото с сайта epramova.org