Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Белорусское законодательство не вполне справедливо регулирует отношения, возникающие в процессе отселения граждан из домов, подлежащих сносу, считает директор агентства недвижимости «Час-Пик» Тимофей Лобановский.
8:28 8 чэрвеня 2016
352
Памер шрыфта

В интервью «Ежедневнику»  эксперт рассказал о трудностях, которые возникают сегодня в отношениях между застройщиком и собственниками сносимых домов.

— Самый насущный вопрос, который, наверное, волнует жильцов частного фонда: на что может рассчитывать собственник взамен сносимого жилья?

— Каждый собственник за снос своего жилого дома получает определенную компенсацию. Как правило, компенсация предоставляется либо в форме жилого помещения, либо в денежном выражении. Замечу, собственник может выбрать только один вид компенсации: деньги либо квартиру. К слову, как такового права выбора самой квартиры у него нет. Он может только высказывать свои пожелания и отстаивать свои права в рамках закона.

— Могу предположить, в связи с этим возникает немало проблемных ситуаций. К примеру, человек не согласен на то жилье, которое ему предлагают?

— Понятно, что согласие по предлагаемым квартирам достигается между застройщиком и гражданами далеко не всегда. И человек, если не согласен, может, конечно, оспорить и не согласиться с той формой жилья, которую ему предлагают. Но, если застройщиком предложен надлежащий вариант, в суде он получит свое удовлетворение.

Отмечу при этом, что застройщики частной формы собственности имеют больше возможностей создать условия, при которых были бы максимально удовлетворены интересы отселяемых граждан, при этом оставаясь в тех же затратах что и государственные структуры.

— В работу агентства недвижимости «Час-Пик», как организации, которая уже много лет занимается расселением жильцов частного сектора, входит сделать процесс отселения комфортным, как для застройщика, так и для самих отселяемых. Получается?

— Безусловно. Мы знаем, как правильно организовать процесс отселения, как добиться компромиссной ситуации. А если есть необходимость, эффективно решить вопрос в судебном порядке. Тут очень важно не занимать формальную позицию, а постараться, чтобы отселяемые граждане достаточно разбирались в законодательстве, в своих правах и обязанностях. Чтобы они даже оппонируя застройщику, не просто говорили ему «хочу», а опирались на нормы права, тогда и общение будет конструктивным. А в рамках правового поля очень много можно сделать.

Наше участие в том числе заключается, чтобы помочь найти максимально выгодный вариант компенсации для собственника в рамках заданных денег, которые уже готов потратить заказчик. Ведь компенсация даже если она в форме жилья, в любом случае имеет некое стоимостное выражение. Например, если говорим о предоставлении жилья, то за одни и те же деньги можно купить очень разные квартиры: как четырехкомнатную в центре, так и две двухкомнатные, но не в центре и т.д.

— Расселение жильцов частного сектора, идущего под снос, на практике оказывается делом сложным. Что мешает сделать этот процесс более легким?

Я бы сказал, что сегодня действующее законодательство не вполне справедливо регулирует отношения, возникающие в процессе отселения граждан из домов, подлежащих сносу.

— А если подробнее…

— Серьезную проблему я вижу в возможности собственника прописывать (регистрировать) в своем доме широкий круг членов семьи уже после того, как было принято решение о предварительном изъятии дома.

По существующим нормам законодательства, к примеру, я как собственник жилого дома, могу прописать туда свою дочь, она может потом прописать туда своего мужа, он уже, в свою очередь, свою мать и т.д. Получается, такая фиктивная регистрация.

При этом по факту все они там могут не проживать, а эффективно доказать отсутствие факта проживания сегодня очень сложно. Тут нужно привлекать правоохранительные органы, соседей, органы здравоохранения и образования.

— Выходит, жители, ожидая сноса дома, регистрируют в них родственников или других лиц, а потом требуют выделения большей жилплощади, чем имели в сносимом жилье?

— Да, и в этом главная «несправедливость» процесса отселения. Приведу пример: представьте, рядом стоят два дома, подлежащих сносу. Первый – старый, неухоженный, неуютный, без центрального отопления, туалет, колодец – на улице, его площадь – 50 м. кв. Второй – современный коттедж, двухэтажный, благоустроенный, квадратов 200, в нем проживают четыре человека. Допустим, на постройку своего дома они потратили 200 тыс. долларов, и получат они в итоге либо те же 200 тыс. долларов либо квартиры в рамках этой суммы. Что имели, то и получили – не больше.

А вот живущие в первом доме собственники, например, муж и жена, решили воспользовался несовершенством права и получить выгоду. Они поделили недвижимость на доли, зарегистрировали в доме других лиц и увеличили число проживающих до 15 человек. Исходя из нашего законодательства, им положено жилье общей площадью не менее пятнадцати квадратных метров на каждого члена семьи. Считаем. Выходит, собственник этого жилья получит несколько квартир площадью общей площадью 225 м. кв.

Что в итоге? Собственник, проживающий в современном хорошем коттедже, справедливо возмущен. Он добросовестный хозяин, провел водопровод, канализацию, благоустроил территорию и в итоге оказался в проигрышной ситуации.

— Получается сегодня путем злоупотребления правом есть возможность законным образом получить имущественную выгоду от всего этого процесса?

— Да, именно. При минимальных затратах на прописку людей собственник из первого, старого, без условий дома в результате отселения получит от застройщика жилье общей стоимостью большей, чем его сосед из коттеджа.

Возмущенный хозяин коттеджа считает: «Они получили выгоду, а я с трудом компенсирую затраты, понесенные при строительстве дома – это несправедливо».

И конечно, на практике такая несправедливость приводит к осложнению отношений между застройщиком и собственниками сносимых домов. И все это соответственно увеличивает стоимость отселения, которая ложится на себестоимость дома и отражается на цене квадратного метра.

—  Как с этим можно бороться?

— Самое важное, как я считаю, не превращать процесс компенсации в процесс улучшения жилищных условий. По юридическим нормам это конечно не так, а по факту выходит именно это. Я уже приводил пример, что собственник, имеющий 50 квадратов, получает в итоге в собственность 225. Чем это не улучшение жилищных условий?

Я считаю, что вне зависимости от качества строения, собственник должен получить в собственность жилье либо деньги в рамках той суммы, которая обозначена экспертизой. В соответствии с этим собственник, который проживал в старом доме площадью 50 м кв., ровно столько и должен получить в собственность (такая реальная оценка жилья), а на остальные квадратные метры (175 м кв.) – пожалуйста, социальное жилье. Оно будет в собственности муниципальной или того же застройщика, а человек пусть платит аренду. Если хочет, может потом приватизировать.

Кроме этого, на мой взгляд, было бы справедливо, если бы все отселяемые граждане могли получить справедливое удовлетворение. Пусть бы была какая-то моральная компенсация. Например, к рыночной стоимости жилья добавить еще 10%. Ведь, как вы сами понимаете, человека выселяют не по его воле, а по воле государственных органов, а точнее города, который, допустим, решил тут провести дорогу. А человек здесь планировал прожить жизнь, ему нравится этот район, через дорогу живут его друзья, рядом работа, он вложил в дом столько сил и времени.

При таком варианте тот же человек из коттеджа, смог бы получить не 200 тыс. долларов, а 220 тыс. с учетом этих 10%, и смог бы решить эффективно свой жилищный вопрос в каком-то другом месте. В этом случае не было бы такой явной несправедливости. Но, к сожалению, современное законодательство не учитывает этот факт.

В конечном счете, при таком подходе это вышло бы даже дешевле и отразилось на стоимости квадратного метра. Ведь город продолжает расти, процесс этот не закончен, и отселять еще придется немало.

Фото с сайта Ежедневник

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

З новага года тэхагляд не трэба будзе праходзіць паўторна пры змене ўладальніка аўтамабіля

У палажэнне аб парадку правядзення дзяржаўнага тэхнічнага агляду транспартных сродкаў і іх допуску да ўдзелу ў дарожным руху ўнесены шэраг зменаў і дапаўненняў.

Беременную могут лишить пособия за плановое УЗИ не в государственном, а в частном медцентре

Беременную минчанку могут лишить пособия для женщин, ставших на учет до 12-й недели беременности, из-за того, что она сделала УЗИ в частном медцентре. Как такое возможно?

У Беларусі з’явіцца грамадская арганізацыя “Маці вайскоўцаў”

Упраўленне рэгістрацыі і ліцэнзавання галоўнага ўпраўлення юстыцыі Мінгарвыканкама афіцыйна зацвердзіла назву сацыяльнай праваабарончай рэабілітацыйнай установы “Маці вайскоўцаў”.