20-21 мая Александр Лукашенко совершил визит в Италию и Ватикан. Закончилась поездка тем, что беларусский руководитель пригласил с визитом в Беларусь и президента Италии Серджио Маттарелло, и Папу Римского Франциска. Вот и весь результат двухдневной поездки Лукашенко на Апеннины.

Какой смысл вкладывает официальный Минск в итальяно-ватиканскую поездку? Ради чего беларусские власти разыгрывают европейскую карту? И как долго продлится очередной медовый месяц между Минском и Брюсселем?

На вопросы Службы информации «ЕвроБеларуси» ответил политолог Валерий Карбалевич.

– Почему свой первый официальный визит в Евросоюз после отмены санкций Лукашенко совершил в Италию и Ватикан?

– Есть несколько версий поездки Лукашенко в Италию и Ватикан.

Во-первых, существуют проблемы с приглашением: в Европе нет стран, которые хотят видеть Лукашенко и приглашают его с визитом. Поэтому приходится проезжать в Евросоюз через «черный ход» – через Ватикан.

Поездка в Италию вообще странная: неизвестно, по чьему приглашению Лукашенко поехал в Рим, непонятен статус визита. Беларусского руководителя не принял премьер-министр Италии – первое лицо страны. Все это говорит о том, что визит в Италию состоялся заодно с поездкой в Ватикан.

Второй нюанс – итальянские политики всегда более лояльно относились к Лукашенко, чем другие европейские политики; здесь уместно вспомнить и визит в Минск уже бывшего премьер-министра Италии Берлускони. Кроме того, Италия лояльнее других стран Евросоюза относится и к России, поэтому визит не вызовет особого раздражения в Москве, нежели визит в Брюссель или Берлин.

– Встречи и с президентом Италии Серджио Маттареллой, и с Папой Римским Франциском были достаточно символичны (о конкретных решениях, по крайней мере, не сообщается). Почему?

– Встречи носили символический, церемониальный, ритуальный характер. Президент в Италии – фигура церемониальная, символическая, фактически он не имеет никакого влияния на экономику, а разговаривать с ним о бизнесе вообще бесполезно – на встрече с итальянским президентом в принципе не могли быть приняты никакие решения. Президент Италии продемонстрировал дружественное отношение к Беларуси, и все.

Это чисто пиаровский визит с целью создать картинку для беларусского телезрителя: изоляция прорвана. Как-никак Лукашенко не бывал в странах Евросоюза с 2009 года – целых семь лет.

– Лукашенко пригласил Папу Римского с визитом в Беларусь. Реален ли такой визит в Беларусь, которая находится под патронатом РПЦ?

– Лукашенко пригласил Папу Римского посетить с визитом Беларусь, но ответной реакции не последовало. Святой престол никак не реагирует на предложение Лукашенко, следовательно, вероятность такого визита невелика. Хотя такая возможность все-таки возросла по сравнению с ситуацией, которая была год назад, из-за встречи Папы Римского с Патриархом Кириллом на Кубе. Вполне возможно, что определенные сдвиги в нормализации отношений между двумя церквями начались, и на этом фоне вероятность визита немножко увеличилась. Хотя молчание Ватикана красноречиво.

– Вообще официальный Минск активно разыгрывает «европейскую карту». Какую цель преследуют беларусские власти в разморозке отношений с Евросоюзом?

– Беларусские власти решают несколько задач.

Первая – Беларусь хочет иметь точку опоры в качестве противовеса российскому влиянию, расширить поле для маневра, а не замыкаться на России, отношения с которой развиваются достаточно сложно.

Вторая задача – оказать определенное давление на Россию: мол, не будете давать деньги, сколько просим, – уйдем в Европу. Это старая тактика официального Минска, которая, наверное, все-таки работает, раз применяется.

Третья задача – чисто прагматическая, материальная: инвестиции, кредиты, сотрудничество с международными финансовыми организациями. Совершенно очевидно, что без нормализации политических отношений шансы на получение кредитов от МВФ нереальны – не случайно и предыдущий кредит Беларусь получила во время разморозки беларусско-европейских отношений 2008-2010 годов. А сейчас идут переговоры и с другими европейскими финансовыми структурами: Европейским инвестиционным банком, Всемирным банком. Кроме того, возможность разместить беларусские евробонды на европейских рынках гораздо проще при нормальных политических отношениях.

И, наконец, чисто психологический момент: Лукашенко очень хочет ездить по европейским столицам, это очевидно. У него существует комплекс, что его не пускают в Европу, поэтому даже с этой точки зрения для него очень важен визит в Италию и Ватикан.

– Беларусско-европейские отношения времен Лукашенко всегда зависели от политической конъюнктуры. Насколько устойчив и долгосрочен нынешний тренд на потепление?

– Сложно делать прогнозы. Если в Беларуси вдруг снова начнут закручивать гайки, появятся политзаключенные, реакция Европы будет достаточно негативной. И европейский тренд или замедлится, или прервется, или повернется вспять. А наличие политзаключенных зависит от угрозы, которую власть видит в своих оппонентах. Если в Беларуси начнутся серьезные социальные, трудовые, политические конфликты, то власти будут реагировать жестко, что неизбежно вызовет проблемы во взаимоотношениях с Европой.

Фото: Радыё Свабода

Поделиться ссылкой: