Хотя на первый взгляд ситуация не выглядит столь драматично. По телевизору обычно говорят, что государственный долг Беларуси совсем небольшой. Например, в начале 2016 года госдолг (внутренний и внешний) составил 328,6 трлн рублей, то есть всего 32,5% ВВП. А вот, к примеру, в США госдолг — более 100% ВВП, в Японии — аж 250%! Так что мы еще хорошо живем. Пусть скромно, пусть экономно, но главное — по средствам. Примерно так может показаться обывателю.

А что в реальности? В реальности дело начинает пахнуть керосином. Долг — он на то и долг, чтобы со временем его вернуть. А вот денег на это нет.

Давайте рассмотрим динамику внешнего госдолга Беларуси. С начала 2013 года показатель вырос на 4,1%: 1 января 2013-го мы были должны внешним кредиторам 12 млрд долларов, а 1 марта 2016-го сумма задолженности выросла до 12,5 млрд. В принципе, рост не такой уж большой. Можно сказать, что внешний госдолг за 3 года почти не изменился. А вот золотовалютные резервы, которые являются одним из главных источников погашения долга, прохудились на 49% — почти в два раза. 1 января 2013-го Нацбанк располагал стратегическим запасом суммой в 8,1 млрд долларов, а к 1 марта 2016-го осталось всего 4,1 млрд.

Владимир Кавалкин: «Беларусь попала в кредитную петлю, выйти из которой будет очень сложно»

Хочется спросить «Кто виноват?» и «Что делать?», но эти вопросы выглядят риторическими. Давайте лучше разберемся с другими. Почему госдолг вырос на 4% при сокращении ЗВР на 49%?

В прежние времена социально ориентированный Нацбанк, как регулятор социально ориентированного рынка, ставил перед собой важнейшую задачу: любой ценой сдержать рост курса доллара. Кто-то решил, что именно курс доллара является важнейшим индикатором благосостояния нации в целом и экономики в частности. Чем ниже курс, тем лучше. Поэтому, когда во второй половине 2013 года белорусский рубль начал по объективным экономическим причинам слабеть, Нацбанк полез в заначку и бросил все силы на сдерживание губительного процесса. В Беларуси началась так называемая плавная девальвация, когда курс доллара каждые несколько дней вырастал ровно на 10 рублей.

Владимир Кавалкин: «Беларусь попала в кредитную петлю, выйти из которой будет очень сложно»

Удивительно, но Нацбанк сдерживал курс больше года. Сейчас невозможно подсчитать, в какую копеечку это вылилось. Одно известно точно: ЗВР за этот период потеряли порядка 3 млрд долларов. Остается только догадываться, сколько из них съела «плавная девальвация», а сколько ушло на погашение госдолга. Но совершенно очевидно, что низкий курс доллара обошелся нам крайне недешево.

Закончилось все на минорной ноте. Рубль рухнул, детонатором послужило падение цен на нефть. И даже экстренные меры в виде 30-процентной комиссии на покупку валюты не уберегли «зайчика» от сокрушительного фиаско. Рынок взял свое, а ЗВР осели под матрасами наиболее предприимчивых граждан.

Владимир Кавалкин: «Беларусь попала в кредитную петлю, выйти из которой будет очень сложно»

Почему госдолг не сократился? Ответ на этот вопрос тоже очень простой. Беларусь попала в финансовую петлю — старые долги гасятся за счет привлечения новых кредитов. Не далее как в прошлом месяце была согласована очередная кредитная программа с Евразийским фондом стабилизации и развития (ЕФСР), в рамках которой страна уже получила первые 500 млн долларов. Деньги пришли в марте. При этом ЗВР за март выросли всего на 80,4 млн долларов. Судя по всему, за счет транша была погашена часть старого государственного долга. И следующие транши ждет та же судьба, поскольку собственных источников валюты в Беларуси не достаточно.

Самое обидное, что деньги у иностранных кредиторов берутся, как правило, на реформы. Этот кредит от ЕФСР не исключение. А в результате вместо реформ мы только глубже роем долговую яму сами себе. Не называть же реформами повышение пенсионного возраста и тарифов ЖКХ?

Справедливости ради, для того чтобы в срок погасить обязательства в 2016-м, денег хватит. В 2017—2018 годах же могут возникнуть вопросы. К сожалению, статистика государственных финансов в Беларуси не может похвастаться высокой прозрачностью, поэтому о многих вещих остается лишь догадываться. Впрочем, не нужно быть Лобачевским, чтобы посчитать: ЗВР в размере 4,1 млрд долларов — это в три раза меньше, чем внешний госдолг в размере 12,5 млрд долларов. А ведь есть еще внутренний долг, который в последнее время тоже активно формируется в иностранной валюте благодаря облигациям Минфина.

Конечно, есть еще экспортные пошлины, валютная выручка предприятий и даже немного иностранных инвестиций. Какая-то валюта в страну приходит, но хватит ли ее, чтобы соблюсти все обязательства перед кредиторами? Остается только надеяться…

Поделиться ссылкой: