Денис Мельянцов: Российским интересам в Беларуси ничего не угрожает

3

В среднесрочной перспективе Беларусь не сможет вырваться из орбиты зависимости от России – слишком крепкими узами связаны экономики двух стран.

Стратегические и братские отношения с Россией являются краеугольным камнем любого публичного выступления Лукашенко, пишет Ежедневник. 21 апреля во время послания белорусскому народу и парламенту президент вновь говорил о стратегических отношениях с Россией.

Появились ли новые нотки в речи Лукашенко? Чем вызвана нынешняя напряженность в белорусско-российских отношениях? Чего может ожидать Беларусь от Кремля в перспективе?

На вопросы Thinktanks.by ответил старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов.

– «Российская Федерация наш союзник и стратегический партнер», заявил Лукашенко во время очередного послания народу и парламенту. Но так ли идиллически складываются белорусско-российские отношения на деле?

– На словах белорусско-российские отношения складываются тоже не совсем идиллически.

Обозначена стратегическая линия, которая всегда подчеркивалась белорусским руководством: Беларусь сделала стратегический выбор, в рамках которого и развивается.  Однако проблемы в отношениях возникают, причем достаточно часто выливаются в публичное пространство. В середине 2000-ых между странами происходили постоянные торговые войны, а сейчас, во время становления Евразийского экономического союза, проблем не стало меньше: и с равнодоходными ценами на энергоносители, и с различными заградительными мерами для белорусских товаров на российском рынке.

Но сейчас к старым проблемам добавилась и внешняя экономическая конъюнктура, связанная с кризисом в самой России: падением курса рубля, цен на нефть – надежды, что ЕАЭС активизирует внутреннюю торговлю, не оправдались. И белорусский лидер, и представители министерств и ведомств часто говорят, что ЕАЭС пробуксовывает, а Беларусь недополучает выгоды, ожидавшиеся от создания Евразийского экономического союза. В итоге Беларусь столкнулась с проблемами, связанными и с внешними шоками, и с подводными течениями в самом Евразийском союзе.

С другой стороны, идет процесс интеграции: в Европейском союзе на аналогичной стадии становления тоже хватало проблем, многие из которых решались едва не силовым путем.

– Значит, основная причина нынешней напряженности – экономика?

– Конечно. С самого начала белорусско-российские отношения во многом строились именно на экономике. Самая главная мотивация создания Евразийского союза, по крайней мере, для всех стран – участниц ЕАЭС, за исключением России, – активизация торговли между странами. Естественно, если ожидания не совпадают с реальностью, происходит некоторое разочарование в проекте, которое перекидывается и на двусторонние белорусско-российские отношения.

– В последнее время в адрес официального Минска звучат обвинения в развороте на Запад», во «взращивании национализма» со стороны полумаргинальных российских СМИ. Что стоит за подобными обвинениями?

– Что у Кремля на уме, у маргинальных СМИ – на языке.

Вряд ли российская пресса использовала бы такие выражения, если бы они совсем претили линии Кремля. Скорее всего, определенное разочарование белорусской политикой в кремлевских кабинетах присутствует. И особенно внешней политикой, которую Беларусь проводит по отношению к Украине, а также в отношении российско-турецкого конфликта. Естественно, России хотелось бы, чтобы Беларусь полностью и целиком проводила внешнюю политику в русле российской внешней политики. Но, тем не менее, российское руководство сейчас не готово публично и открыто озвучивать свои претензии.

Российские профессионалы во внешней политике (дипломаты, аналитики) прекрасно понимают, что никакой переориентации Беларуси на Запад нет – идет процесс нормализации отношений после глубоко спада. С другой стороны, публичной критикой российское руководство показало бы, что белорусско-российская интеграция под эгидой России протекает не совсем гладко, что означает для России репутационные издержки. Поэтому в Москве предпочитают особо не критиковать страны, которые участвуют в интеграционных объединениях с Россией.

Сейчас сложилась ситуация, когда Россия не может получить максимума от стран-партнеров, но  в то же время ситуация не ведет к дезинтергации, не угрожает самой России.

– Во время послания Лукашенко назвал нормализацию отношений с Евросоюзом «говорильней». Это сигнал Брюсселю, что Минск не готов вечно ждать помощи от Евросоюза, или оправдание перед Кремлем?

– Белорусские власти демонстрируют нетерпение. Дипломаты понимают, что необходим этап в двусторонних отношениях, призванный укрепить доверие между сторонами (до сих пор отношения между Минском и Брюсселем были очень прохладные) с тем, чтобы Беларусь начала получать финансовую помощь в желаемых объемах. Нужно время – для установления персональных контактов, для развития переговорных площадок, которые в дальнейшем будут местом создания совместных проектов. Белорусскому президенту кажется, что период сближения сильно затянулся, и хочется скорейшей отдачи от предпринимаемых усилий. Экономический кризис подстегивает стороны к интенсификации процесса сближения. К сожалению, все делается не так быстро, как хотелось бы официальному Минску.

Мне кажется, в такую словесную форму вылилось раздражение, нетерпение белорусского президента.

– Каковы перспективы белорусско-российских отношений? Юрий Дракохруст характеризует нынешнее состояние как «ожидание крестных батек». А если заглянуть немного дальше? Случайно ли Россия в 45 километрах от белорусской границы строит военную базу?

– Факт строительства военной базы в Клинцах еще ни о чем не говорит. Россия готовится к возможному ухудшению отношений с Украиной, НАТОвская инфраструктура приближается к российским границам, в целом действия России на границе требуют более глубокого анализа.

Беларусь пока не нарушает букву договоренностей с Российской Федерацией. В штатном режиме проходит военное сотрудничество: проводятся совместные военные учения, Россия поставляет комплексы С-300. В штатном режиме развивается сотрудничество в рамках интеграционных объединений. Экономическое сотрудничество дает сбои, но стороны стараются придерживаться достигнутых ранее договоренностей.

Давайте вспомним «украинский кейс». С одной стороны, риторика белорусских властей носит достаточно антироссийский характер, президент несколько раз говорил, что аннексия Крыма – нарушение международного права. С другой стороны, при голосовании на Генеральной ассамблее ООН Беларусь поддержала своего союзника – Российскую Федерацию.

По большому счету, российским интересам в Беларуси ничего не угрожает. В далекой перспективе Беларусь, конечно, может переориентироваться на Запад, но пока вся экономика, все рынки сбыта для крупной промышленности завязаны на Россию. Все энергоресурсы – опять Россия, главная статья белорусского экспорта в Евросоюз, нефтепродукты, также вырабатываются из российской нефти. Зависимость Беларуси от России весьма высока, и вряд ли мы сможем уйти от нее в среднесрочной  перспективе.

Нет никаких оснований говорить о радикальных изменениях в белорусской внешней политике. Скорее, внешняя политика Беларуси будет адаптироваться к существующим реалиям, с одной стороны – демонстрируя лояльность всем договоренностям с Москвой, а с другой стороны Минск будет использовать ситуацию для удовлетворения собственных национальных интересов.

Фото с сайта Ежедневник

Поделиться ссылкой: