Рейтинг Лукашенко максимально упал за последние пять лет и составляет 27,3%. Количество тех, кто не доверяет основным государственным институтам, превышает количество тех, кто доверяет. Свыше 61% респондентов признаются, что едва сводят концы с концами, денег не хватает даже на продукты, значительно выросли девальвационные ожидания.

Таковы главные результаты мартовского опроса Независимого института социально-экономических и политических исследований. Итоги опроса Службе информации «ЕвроБеларуси» комментирует эксперт НИСЭПИ Сергей Николюк.

– Какие тенденции зафиксировал мартовский опрос НИСЭПИ?

– Мартовский опрос принес принципиальные новости. Фиксируемые социологами два года так называемая «аномалия» завершилась. Внешне аномалия проявлялась в том, что на фоне падения доходов населения настроения беларусов существенно усилились. На фоне этих улучшений повысился как рейтинг Лукашенко, так и вообще позитивные отношения к власти. Соответственно, в области геополитических предпочтений политический образ России улучшился. Связано это было с событиями, которые позже получили название «Крымнаш».

Опрос в конце марта 2014 года (так получилось, что его провели в конце месяца в силу местных выборов), уже зафиксировал резкие изменения в социальных настроениях. Этот эффект продолжался почти два года; отчасти он был усилен президентскими выборами, которые строились по новой программе. Власти нечего было обещать населению, поэтому она стала его запугивать врагами, войной… И на определенный срок такая тактика оправдала себя.

Позже произошло одно из глобальных изменений, которое заключается в том, что власть окончательно отказалась от прежнего социального контракта. Его можно охарактеризовать как обмен лояльности на рост доходов населения. Этот этап развития беларусской модели завершился.

Внутренних ресурсов для роста экономики у беларусской модели нет. К этому добавился и внешний фактор, но он вторичен. Весь прошлый год власть фактически работала по новому контракту: лояльность в обмен на выживание. В определенной мере это сработало.

Но ресурс нового контракта оказался очень коротким, поэтому все социальные индикаторы в марте 2016 года (начало года выдалось очень бурным: девальвация беларусского рубля, продолжение роста инфляции, дальнейшее падение доходов населения) обвалились. Началось существенное снижение рейтинга Лукашенко: сегодня он максимально опустился с 2011 года, когда произошло обвальное падение рубля.

На этом фоне естественны определенные разочарования в России. Общественное мнение в Беларуси любит колебаться; это не смена ценностей, это не значит, что Беларусь стало больше европейских граждан – просто такие колебания настроения. Социальные индексы – тоже колебания настроений, поэтому мы часто можем наблюдать эффект паники – при их обрушении, или, наоборот, подъема – как при «Крымнаш».

– Почему беларусы подвержены таким перепадам настроения?

– Определенная часть беларусов (к сожалению, часть эта – большинство), как это ни странно, в определенной мере не лишена имперского мировоззрения. Ничего странного в том нет – ведь основу беларусов, как и основу россиян, составляет так называемый «человек советский»; он никуда не делся, он прекрасно воспроизводится. Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич говорит о «красном человеке», история которого в Беларуси не закончилась.

В марте произошла не простая фиксация текущих настроений. Это начальный этап, очень важный момент в истории беларусской модели: эйфория, вызванная «Крымнашем», закончилась, и, как мы понимаем, никаких шансов на выход из экономического кризиса нет. Это системный кризис, который не может быть преодолен в рамках существующей модели. Ситуация очень напоминает последние годы советской модели: она исчерпала свой ресурс и никакому реформированию не подлежала. Примерно в этот этап мы и попали.

Но, судя по опросу, несмотря на то, что настроение бывших или нынешних сторонников Лукашенко ухудшилось, пока еще осознания предстоящих глобальных перемен у большинства нет. Настроение падает, но существует вера, что все еще может вернуться на круги своя, поэтому реальных серьезных переоценок неких базовых вещей (например, вера в государственную собственность) не происходит.

– Если социальный контракт «лояльность в обмен на выживание» истек, что взамен предлагает власть? Природа не терпит пустоты.

– Пока власть предлагает просто демагогию. Мы видели, как это произошло с повышением пенсионного возраста. Все рассуждения о том, что надо советоваться с народом, несерьезны хотя бы потому, что нынешняя система не имеет никаких механизмов советоваться с народом. Единственный механизм – законодательный орган, представительный орган, который должен представлять интересы народа. Понятно, что беларусский парламент никаких интересов народа не представляет. Это всего лишь симулятор.