Трудно поверить в то, что столь опытный шоу-менеджер, как Виктор Дробыш, не знает правил «Евровидения». Знает — у меня это не вызывает никаких сомнений. И позиционирование его питомца (будем считать, что IVAN вырос в волчьей российской стае, вместе со всеми «Корнями», «Фабриками», «Домом-2» и т.п.) в очевидном противоречии с неписаными законами главного поп-шоу Европы (толерантность — да, неприличие — нет) — вызов не столько белорусской интеллигенции, возмущавшейся выбором еще до появления скандальной фотосессии, сколько Европе: мол, бородатую даму схавали, и голый зад схавают.

Александр Федута.  Волки позорные!

Но бородатая дама была одета, а потому в схемы толерантности как-то с горем пополам укладывалась. Как, в принципе, и Верка Сердючка. С IVAN’ом несколько сложнее: задница сама по себе не является проверкой на толерантность. Она призвана подменить голос и мелодию. Очевидно, что именно так, как бы ни спел наш Маугли, воспримут его при отборе, и на такую подмену и публика, и организаторы согласятся вряд ли. Во всяком случае, голосов России точно не хватит. 

Тогда, простите, на хрена господину Дробышу эта поющая задница понадобилась?

Не знаю. Но вот зачем она может понадобиться белорусским идеологам, можно догадаться.

До сих пор белорусское руководство последовательно разыгрывало роль обиженного всем миром. Его обижали все международные организации и финансовые структуры. Его обижали правительства и широкая общественность. Его обижали за неверно понимаемые права человека, за неадекватный конъюнктуре геополитический выбор. Его обижали за не тот инвестиционный климат, за отсутствие свободы слова, за наличие политзаключенных — мало ли за что еще!

Сейчас наступила оттепель. Повадились высокие гости, наметилось улучшение отношений — ну и т.п. Но пропагандистскую систему не ликвидируешь — и не переориентируешь в одночасье.

Официальный Минск успешно сжился с тем, что сам же сформировал образ врага, сам его испугался и сам начал транслировать этот испуг своему возлюбленному электорату. Причем существование врага подчеркивалось по поводу и без повода. Ах, наших засудили на чемпионате! Ох, эти сволочи сговорились, чтобы дать не ту премию и не тому! Ух, нашли следы допинга!

И не только наши собственные обиды учитывались, но и российские экстраполировались на нас же. Если нас не обижали, то очередь в магазине начинала обсуждать «братские» обиды. Банка с мочой очередного российского рекордсмена, питавшегося мельдонием, становилась великолепным удобрением для обиды.

Раз в год таким удобрением становилось и выступление белорусского участника «Евровидения». Причем его поражение трактовалось исключительно в политическом и геополитическом плане: дескать, решение «завалить» нашего «зайчика» было принято потому, что нас не любят. Мысль о том, что нужно подобрать кандидата, укладывающегося в прокрустово ложе общеевропейских стандартов, а не надеяться на чудодея из околокремлевских джунглей, в головы при этом как-то не приходит.

Но до сих пор перчатку никто в лицо организаторам не бросал и голой задницей к ним не поворачивался. Сейчас вот повернулись, причем с высочайшей санкции: как я могу догадываться, концепция обсуждалась как минимум с представителями Администрации президента, получила одобрение и даже государственную награду.

Ну — и?

Провал? Весьма вероятно.

Я не верю в то, что Виктор Дробыш не понимает, как оценит эту евровиденческую задницу белорусская власть. Поскольку речь идет не о демонстрации политической оттепели, а именно о заднице, боюсь, некоторые головы в руководстве идеологическим сектором таки полетят. А оставшимся придется отмазываться и придумывать отговорки.

Какие? «Нас не любят!»

Нас не любят одетых и голых. Нас не любят поющих и танцующих. Нас не любят с тракторами «Беларус» и даже уже с калийными удобрениями. Вот за это мы и повернемся к вам не своею азиатской рожей, как писал в «Скифах» Блок, так своею евроазиатской жопой. «Эта песня хороша, начинай с начала!»

Как еще обходиться с Европой? Никак! Все равно — даже приезжая с визитами, даже улыбаясь, даже присаживаясь на придвинутый вовремя стул — нас не любят! Почему? Потому что они — волки позорные! Вот и пусть получат по заслугам!

Я не слышал песни этого не успевшего посетить спортзал Тарзана. Не исключаю, что она даже не плоха. Но то, что животные не выходят на сцену «Евровидения», а значит, и голозадость теряет всякий смысл, Дробыш знает. Эффектный клип — не более. Но — не шок зрителей в зале и публики у телеэкранов. И никак не удовольствие, поскольку наверняка найдется и песня получше, и голос посильнее, и зад… ой, простите, мордашка посимпатичнее.

Да и клоуны если что и получают, то клоуны несколько более забавные и находящиеся в определенном тренде (вспомним «Бурановских бабушек» и «Лорди»). И даже если IVAN выйдет на главную сцену конкурса, фиг он получит даже вожделенное третье место. А значит, в очереди в кассу и в сберкассу и на экранах белорусского телевидения будет вновь играть та же шарманка:

«НАС НЕ ЛЮБЯТ! ВОЛКИ ПОЗОРНЫЕ!»

Готов поспорить, что тот же аргумент будет в той или иной форме по итогам конкурса озвучен и главой белорусского государства? Он ведь точно знает, что нас — не любят!

И дай Бог, друзья мои, чтобы всем нам больше нечего было обсуждать!