Сборная Беларуси по биатлону проводит не самый удачный сезон. В отсутствие Домрачевой, наши биатлонисты не взяли ни одного призового места в Кубке мира, а на главном старте сезона – чемпионате мира в Холменколлене – белорусы лишь дважды заехали в десятку.

На днях появилась новость, что между Владимиром Королькевичем и спортсменами произошел едва ли не конфликт и к последнему этапу КМ в Ханты-Мансийске команда готовитсябез главных тренеров Цыбульского и Королькевича. В общем, обстановка в сборной не самая приятная.

Бывший биатлонист сборной Беларуси Вадим Сашурин помог Tribuna.com подвести итоги сезона.

– Как вам выступление белорусов на чемпионате мира в Осло?

– Охарактеризую одним словом – предсказуемо. Ничего ахового не произошло. Сборная выступила так, как и должна была. Возьмем мужчин. Владимир Чепелин пробежал почти так же, как бегал в основном в сезоне – в районе 20-го места. В наше время это был залет, а сейчас считается вроде бы нормальным. Но я к этим топам отношусь спокойно. Есть призовое место и остальные.

– 13 место в масс-старте – максимум для Чепелина?

– Так он в Кубке мира выше особо и не был! Как можно планировать медали или места в шестерке, если их не было на этапах? Надеяться на чудо, которое произошло с Сергеем Новиковым на Олимпиаде в Ванкувере? Основной показатель для биатлонистов – общий зачет. Если человек далеко за первой «тридцаткой», то и рассчитывайте на такие же результаты.

– В передаче «Спорт-кадр» вы сказали про лень Чепелина. В чем она выражается?

– Когда Володя был юниором, словил его как-то на срезании трассы – укорачивал круг. Причем не на одну петлю, а серьезно так. Вместе с ним попался и Володя Аленишко. Но он тут же извинился, а Чепелин начал сопротивляться, рыпаться. Зачем? Я же видел, что срезал. Если трудно выполнять задание, подойди к тренеру и скажи: «Я не могу. Давайте немного изменим». Ничего страшного в этом нет. Никто не будет наказывать или заставлять через силу. Но срезать пару километров и стоять ждать – это детство. Вместо диалога идет обман. Из-за этого тренер получает не совсем достоверную информацию о подготовке спортсмена. Парень выполнил нужный объем нагрузок, а показатели не такие, как должны быть. И думай потом, почему организм спортсмена не так реагирует: сам такой сильный или нагрузка низкая. Поэтому у меня к Чепелину свое отношение. Но парень он интересный. В команде у Вовы лучшая моторика. Хорошо манипулирует оружием – быстро хватает.

Есть и другие моменты. Знаю, что в последние годы ребята игнорируют зарядки. Делают их из-под палки. Когда в сборной есть серьезные лидеры – залуженные ребята, призеры этапов Кубка мира – молодежь старается перенимать опыт, копировать распорядок дня, отношение к тренировкам. Когда лидеры уходят, спортсмены, не приучившие себя так скрупулезно относиться к работе, берут лидерство на себя и показывают расхлябанность Вместо четырех полноценных тренировок в день (вместе с зарядкой), сачкуют первую и последнюю со словами: «На основных сделаю больше». Но этого не происходит и количество тренировочных сессий сокращается. А потом парни выходят на старт и удивляются, почему это их все обгоняют.

Вадим Сашурин: «Раньше можно было прикрыться Домрачевой, а теперь ответов нет»

– Но ведь у мужчин второй год кряду на чемпионатах мира есть прогресс.

– Я бы это не назвал прогрессом. Просто на мировой чемпионат особых требований к мужчинам никто не предъявлял. Взять тех же россиян: у них в стране дикий ажиотаж вокруг команды. Постоянное давление и нагнетание ситуации привели к тому, что ребят сожгли психологически. Их наоборот надо было отгородить от прессинга и дать спокойно готовиться. Итог: впервые Россия без медалей.

А в Беларуси ничего этого не было. Я бы посмотрел на результаты Чепелина, если бы ему зачитывали письма от министров спорта и внутренних дел со словами «У тебя должна быть медаль!» В 24 года я сам оказался в подобной ситуации. За день до индивидуальной гонки на Олимпиаде в Лиллехаммере, на которой я в принципе мог хорошо выступить, мне стали зачитывать телеграммы от министров: «Ты должен, ты обязан». Утром бежать, а я раскладной. Рука не попадает в перчатку. А к нашим мужчинам сейчас никто никаких требований не предъявляет. Нагрузки нет – вот парни и раскрепощаются.

– Лидер прошлого сезона Юрий Лядов нынешний год провалил. У вас есть объяснение?

– Сложно сказать. Мы еще не общались на эту тему. Я Юру с детства знаю. И в последние годы он очень сильно изменился в лучшую сторону. Стал куда более профессиональным. Вырос в спортсмена, серьезно относящегося к тому, что делает. Ребячество и безалаберность с годами ушли – сейчас о нем только хорошие впечатления. Лядов – серьезный спортсмен. И мне очень хочется после сезона с ним пересечься и поговорить о том, что ним все-таки случилось.

– Лядов говорил, что по условиям, которые создаются биатлонистам, мужчины должны быть чуть ли не в десятке.

– Условия – это хорошо, но взрослый спортсмен должен понимать, за что он бегает. Я же слышал, что в сборной есть определенные проблемы с зарплатами. Кроме того, вроде как, у приезжих россиян зарплаты чуть выше. Это немаловажный фактор, на который спортсмены постоянно отвлекаются. Приходится думать: «Где бы заработать еще каких-то денег?»

– Как оцените выступление молодых Максима Воробья и Романа Елетнова?

– Хорошие ребята, но сырые. Надо присматриваться, составлять всесторонний портрет: характерный, функциональный, стрелковый. И только тогда делать выводы. Впрочем, уже видно, что интересные биатлонисты. Однако не факт, что вырастут в чемпионов.

– Раньше юниоры так много со взрослыми не ездили. Это нормально, что их так нагружают?

– Да. Всегда лучше постепенно подключать парочку молодых, чтобы заматерели и прочувствовали уровень. Это абсолютно правильно. И обязательно надо юниору дать возможность пробежать гонку на чемпионате мира.

***

– В связи с тем, что Домрачева пропускала сезон, все считали лидером Надежду Скардино. Она справилась?

– Думаю, да. Мне понравилось, как она двигалась и стреляла. Поэтому я бы не предъявлял ей претензий. Надя заняла свои места. Конечно, хотелось бы лучше, но ведь по сезону она в призы не попадала. Поэтому ждать от нее медали было бы нелогично.

– В интервью на телевидении вы говорили, что Скардино не стоило отправлять в Тюмень на чемпионат Европы. 

– Конечно, не стоило. Для такого мастера, «Европа» – неинтересное соревнование. Если бьешься на высоком уровне, нечего ехать на этот турнир. Оставь чемпионат Европы юниорам и второму эшелону. Но в соцстранах, когда совсем уж не получается в сезоне, везут сильнейших. Медальку зацепят – будет возможность в случае чего прикрыться. В этом году так со Скардино и получилось. Теперь можно рассказать: «На мире не получилось – зато на Евро медаль. Все хорошо – всем премии». Для дилетантов чемпионат Европы звучит. Основные же команды в Кубке мира европейские, но на самом деле туда едут резервные номера.

Вадим Сашурин: «Раньше можно было прикрыться Домрачевой, а теперь ответов нет»

– Сейчас все ждут возвращения Дарьи Домрачевой. Чем для нее может обернуться пропуск сезона?

– Даше будет очень сложно выйти на прежний уровень. По себе знаю, что немного пропадает чутье, появляются ошибки, с которыми раньше не сталкивался. В свое время был ошарашен своими проблемами после паузы. Чуть быстрее подошел к рубежу – штраф, не заметил ветер – штраф.

Женщинам можно пропускать, но по уважительной причине – обычно это рождение ребенка или травма. А просто так в таком возрасте брать академический отпуск… На моей памяти, это первый подобный случай. Так что, я сомневаюсь в Дашиной стабильности.

– А как же француженка Мари Дорен Абер, громящая всех после возвращения?

– Она еще на третьем месяце беременности активно бегала на этапах Кубка, тренировалась с животиком. Мари – французский феномен. Да и психологический фактор не списываем. Никто же после возвращения от нее ничего не требовал. Никаких медальных планов и всего подобного.  

Психология играет важную роль. За Беларусь в свое время бегала Лена Хрусталева. У нее был удивительный талант собираться в нужное время. Даже если сезон проводила плохо, на ключевых стартах мобилизовалась и давала результат. Она имеет медаль Олимпиады и чемпионата мира. Феноменально! Или взять мужскую сборную Канады в Осло. В день эстафеты для них сошлись звезды: лыжи катили, стрельба шла да еще и мотивация зашкаливала. Они никогда в шестерку не попадали, а добежали на «мире» до бронзы. Настоящий фурор.

А от Даши все будут ждать успехов. В теории, она должна вернуться и что-то показывать. Но, основываясь на собственном опыте, думаю, что стабильности не будет. Домрачева будет близко к медалям, иногда будет выстреливать, но регулярно выступать, как раньше, будет очень тяжело. Но пусть новый сезон для нее сложится как можно лучше.

***

– Вы довольны, как сработал новый тренерский штаб сборной?

– И здесь все просто – смотрите рейтинг. Он объективен. Если команда не дотянулась до нормальных мест, значит, штаб работает неправильно и надо что-то менять.

Вообще, есть проблема в структуре построения команды. Невозможно работать в одну голову. Должна быть бригада, в которую постоянно вводятся свежие силы. Нужно расставлять кадры. Не получилось в должности главного тренера – поработай с молодежью, опробуй свою методику там. Путем таких перестановок нужно собрать здоровое тренерское звено, способное двигать локомотив в нужном направлении.

– Такими мотивами летом и руководствовались, когда переводили Олега Рыженкова работать с молодежным составом.

– Я вообще не пойму, почему пошли перестановки! Все же получалось! При Рыженкове наши мужчины очухались, нащупали ниточку в подготовке, медицине, настрое. И поэтому бежали чуть ли не в одни ноги с русскими ребятами. А это, считаю, хороший показатель. Ребята поняли, как надо выходить на серьезную скорость, стреляли в свою силу. И пошел ажиотаж – белорусы проснулись! Но зачем-то Рыженкова сняли. А после этого снова откат.

– Главный тренер Андриан Цыбульский говорил, что молодежь важнее.

– Он каждый год что-то говорит. Но если раньше можно было прикрыться Дашей, и вопросы снимались, то без нее все в куче, а ответов нет. Хотя он найдет. Каждый год с нетерпением жду послесезонных оправданий. Уже многих лет «почему не получилось» всегда разные. То молодые парни, которым надо дать время, то не успели приспособиться к тренеру, то никто не говорит на английском и так далее.

Вадим Сашурин: «Раньше можно было прикрыться Домрачевой, а теперь ответов нет»

– Понимаете суть конфликта между Владимиром Королькевичем и биатлонистами?

– Не особо в курсе. Но Королькевича знаю очень хорошо. Владимир Борисович – грамотный и образованный человек, чье наличие в штабе стало большим подспорьем. Но он уже больше европеец и мыслит европейскими категориями. И его мысли и идеи нужно правильно применять. Ведь сразу перестроится сложно. Был тренером Рафаэль Пуаре – гонщик со своей особенной техникой бега. Но если наших ребят переучивать на нее, результата сразу не будет. Им надо лет пять тренироваться, чтобы ее поставить.

Европейцы должны сперва быть помощниками. Точечно вбрасывать информацию, а не рулить глобально. Вносить в тренировку новый элемент, чтобы спортсмены сумели переварить и усвоить, а не менять всю систему разом. Вот тогда будет смысл. Если мы раньше в июне делали серьезную аэробную работу, то нельзя ее сходу менять на прыжковую. За один год перестроится невозможно. Вероятность того, что это сработает, очень маленькая.

Сперва надо было сделать Королькевича консультантом, но у нас снова бросились в крайность. Увольнение? Это будет ошибкой. Надо научиться грамотно использовать его знания. Нужно просто отрегулировать. А вести процесс должен тренер, хорошо владеющий нашей школой, нашей системой подготовки. Опытный специалист уровня Владимира Махлаева. Тренер, который в состоянии пропустить через себя много информации и увидеть, что оказывает на спортсменов положительное влияние, а что уводит в сторону.

Фото в тексте: РИАновости. biathlon.by, tut.by, 24sport.by.