Женщину обвиняют в том, что она избила контролеров в городском автобусе. Правозащитники считают такую меру пресечения для молодой мамы чрезмерно жестокой.

Любовь Базылевич живет с родителями и двумя маленькими детьми – двух и четырех лет – в Житковичах. В Барановичи она приехала, чтобы родить третьего ребенка: здесь живет ее гражданский муж, да и медицина лучше. 

«Чтобы простили ее, беременную»

17 февраля Любовь Базылевич вместе с матерью и свекровью ехала в автобусе №16 в женскую консультацию.  

 – На остановке «Ледовый дворец» в автобус зашли контролеры. Одна из них проверила наши талоны и сказала, что один пробит два раза, – говорит Рада, мать Любови Базылевич.  –  Дочь сразу призналась, что это ее талон. Мы стали просить, чтобы ее, беременную, простили.

Но контролеры настаивали на штрафе. По словам Рады, 105 тысяч рублей у них с собой не было. Когда автобус подъехал к остановке «улица Брестская», где женщинам надо было выходить, Любовь Базылевич направилась к дверям. Контролер преградила ей дорогу. Тогда Любовь пошла к другой двери, но там ее остановил контролер-мужчина.  

 –  Он ее оттолкнул, и Люба упала в проход между сиденьями, – говорит Рада. – Мы ее подняли и стали стыдить контролера: как мужчина может так обращаться с женщиной, тем более беременной?

Конфликт разгорался. Рада уверяет, что мужчина оскорбительно отзывался об их цыганской нации – из-за всего происходящего женщины не могли контролировать свои эмоции.

– Дочка рвалась к контролеру, но я ее удерживала. Через мое плечо она все-таки ударила его по лицу, а сваха стянула с него шапку. Мы и не думали, что из-за этого возбудят уголовное дело, – говорит Рада.

По ее словам, женщина-контролер снимала происходящее на телефон с того момента, когда Рада и ее сваха кинулись защищать беременную девушку. Взвинченная Люба пыталась выхватить у нее телефон.

– Пусть бы сняла то, как контролер толкал дочь, какие слова страшные говорил, – возмущается Рада.

Узнать версию другой стороны конфликта не удалось: оба контролера отказались от комментариев. По словам следователя, они утверждают, что девушку не толкали и не оскорбляли. Получить оперативный комментарий у руководства автопарка не удалось.

«Да ведь у нее швы только сняли!»

Женщин отвезли в ГОВД, а потом на освидетельствование в наркодиспансер.

– Когда я вышла из кабинета, дочки в коридоре уже не было. Оказалось, что ей стало плохо и скорая отвезла ее в роддом, – рассказывает Рада. – Вечером я узнала, что дочке сделали экстренное кесарево.

Мать девушки говорит, что мальчик родился слабеньким, недоношенным, а уже на второй день после операции к дочери в роддом пришли сотрудники милиции и сообщили, что в отношении нее возбуждено уголовное дело  по статье «Насилие либо угроза в отношении должностного лица, выполняющего служебные обязанности, или иного лица, выполняющего общественный долг». Под эту же статью попала и сваха Рады, которую поместили в ИВС, а потом в СИЗО.

Утром 24 февраля Рада собирала вещи для встречи дочки из роддома. Выписка должна была состояться в 12 часов дня. 
– Но часов в 10 звонит Люба и говорит, что ее арестовывают, – рассказывает Рада. – Я все бросила, вызвала такси и быстрее в роддом. Дочку забрали в халате и в тапочках. Да ведь у нее швы только сняли!

Малыша Любови Базылевич перевели в детскую городскую больницу. Врачи говорят, что у ребенка есть патологии, проводится лечение. 
Когда малыша вылечат, его судьбу будут решать органы опеки.  Чтобы мальчик не попал в детский дом и из больницы его смогла забрать бабушка, ей нужно оформить опекунство.

–  Да, дочка виновата, но она же не злостный преступник, не убийца, чтобы ее из роддома в СИЗО закрывать, с ребенком разлучать. Как он, слабенький такой, выкарабкается на искусственном вскармливании и без мамы?  Все из-за того, что мы – цыгане, и нас за людей не считают, – уверена Рада.  

«Мы не делим людей по какому-то признаку, а поступаем в соответствии с законом»

У правоохранительных органов своя точка зрения на произошедшее.

– На видео, снятом на мобильник, видно, как женщины вели себя по отношению к контролеру, выполнявшему свои профессиональные обязанности. Такие действия пассажиров уголовно наказуемы, – говорит Святослав Бормотин, заместитель начальника Барановичского районного отдела Следственного комитета РБ. – Что касается ареста и направления в СИЗО, эта мера пресечения была избрана потому, что подозреваемая – не местная. Были основания полагать, что она может скрыться. Каких-то смягчающих обстоятельств для женщин, родивших ребенка, законодательство в данном случае не предусматривает.

Ситуации, когда безбилетные пассажиры избивают контролеров, не редкость. Против таких нарушителей возбуждаются уголовные дела. И история с девушкой, по мнению следователей, ничем не отличается от других подобных.

– Ни девушка, ни ее родные не желают осознавать, что она совершила преступление. И то, что она была беременная, на мой взгляд, не оправдывает ее. Мало того, действия правоохранительных органов и всю эту ситуацию они воспринимают как притеснение цыган. На самом деле, мы поступаем в соответствии с законом, – пояснил Святослав Бормотин. –  В прошлом году за подобное преступление было осуждено около десятка жителей нашего региона – не цыгане. Так о какой дискриминации может идти речь?

Слишком жестокая мера для менее тяжкого преступления  

Правозащитник Валентин Стефанович считает, что СИЗО – слишком жестокая мера пресечения для любого человека, подозреваемого в совершении менее тяжкого преступления. Тем более для женщины, имеющей новорожденного ребенка.

– Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, заключение под стражу применяется, если подозреваемый не является в следственные органы, есть подозрение, что он может скрыться, или не имеет постоянного места жительства в Беларуси, – пояснил Валентин Стефанович. – В данной ситуации я не вижу оснований для такой жесткой меры пресечения. На мой взгляд, ее вполне можно заменить, например, на домашний арест или подписку о невыезде.

Такого же мнения придерживается и адвокат Любови, которая направила жалобу в суд Барановичского района и г. Барановичи с просьбой учесть обстоятельства арестованной: у нее трое малолетних детей, один из которых – новорожденный, и изменить меру пресечения. Жалобу не удовлетворили.  Адвокат обратилась в Брестский областной суд, который 11 марта, по ее словам, постановил освободить Любовь Базылевич из-под стражи. 

Фото: Юрий ПИВОВАРЧИК. Родители Любови Базылевич приходят в детскую больницу, чтобы узнать о здоровье внука и передать памперсы, присыпки и салфетки.