Цена на нефть в условиях экономического кризиса в Беларуси играют для страны, добывающей в год всего 2 млн тонн черного золота, не меньшею роль, чем для соседней России, уверены эксперты, опрошенные DW.

Падение поступлений от экспорта нефтепродуктов

В 2015 году на белорусские НПЗ из России было поставлено около 23 млн тонн сырой нефти. В нынешнем году правительство говорит о 24 млн. В этом случае оба нефтеперерабатывающих завода – в Мозыре и Новополоцке – будут загружены под завязку. Казалось бы, нефтяникам остается радоваться, но не все так просто. Падение цен на нефть сокращает доходность ее переработки, поскольку становятся дешевле и полученные из нее нефтепродукты.

Лучше всего об этом говорят цифры. За 10 месяцев 2015 года Беларусь экспортировала 13,7 млн тонн нефтепродуктов. В физическом выражении поставки за рубеж по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года выросли на 21%. А вот в денежном – сократились более чем на 30%, с 8,3 млрд долларов до 5,7 млрд.

Минский экономист Лев Марголин отмечает, что падение цен на нефть отрицательно сказалось на белорусской экономике, хотя последствия оказались не столь негативными, как для нефтедобывающих стран. В прошлом году, отмечает эксперт, белорусские НПЗ переработали рекордное количество нефти. И отказываться от наращивания нефтепереработки в ближайшем будущем белорусское руководство не собираются.

Зависимость от нефти

В свою очередь эксперт “Либерального клуба” Антон Болточко обращает внимание на то, что зависимость белорусской экономики от цен на нефть подтверждается проводимой в последнее время Нацбанком гибкой курсовой политикой. О несамодостаточности белорусской экономики свидетельствует ее зависимость от ценовой конъюнктуры на черное золото.

Низкие цены на нефть негативно влияют на экономику Беларуси

Антон Болточко

По словам эксперта, это косвенно проявляется через связи с Россией: когда падает цена на нефть, российский рубль повторяет ее динамику, а это отражается и на курсе белорусского рубля. Дело в том, что он привязан к корзине валют, в которой на российский рубль приходится 40%, а на евро и доллар – по 30%. Так что российский рубль, падая, тянет за собой и рубль белорусский.

“При снижении нефтяных котировок через определенное время падают и цены на нефтепродукты, и Беларусь недополучает за их экспортные поставки определенный объем выручки”, – объясняет Болточко. То же самое касается и добываемой в самой Беларуси сырой нефти (до 2 миллионов тонн в год), которая экспортируется в западные страны. Свидетельством важности цены на черное золото для Минска являются и слова вице-премьера правительства Владимира Семашко о том, что падение стоимости барреля нефти на 1 доллар приводит к потере Беларусью 200 млн долларов.

Зарплата упала вдвое

Антон Болточко частично увязывает темпы девальвации белорусского рубля с падением цен на нефть и с повышением курса твердых валют: “Все, что связано с ухудшением уровня жизни на фоне девальвации белорусского рубля, отчасти можно списать на то, что происходило на рынке нефти, но только отчасти”.

По словам эксперта, когда цены на нефть были в районе 100 долларов за баррель, а поставки полученных на белорусских НПЗ нефтепродуктов в страны ЕС оставались на достаточно высоком уровне, это позволяло поддерживать более или менее достойный уровень жизни белорусов.

Тогда средняя зарплата по стране достигала почти 630 долларов в месяц. Сейчас она снизилась более чем вдвое – до 300 долларов. “Падение, которое мы сейчас наблюдаем, отчасти является следствием того, что необходимых ресурсов для поддержания прежних стандартов уровня жизни у государства уже нет”, – полагает Болточко.

Бензин не дешевеет

В странах с рыночной экономикой падение цен на нефть автоматически приводит к удешевлению бензина. В Беларуси этого не происходит. Почему? Антон Болточко указывает, что здесь цены на энергоресурсы, в том числе и на топливо, никогда не были рыночными. Поэтому снижение стоимости нефти в этом плане не сказывается так же сильно на ценах на бензин, как это происходит в США или странах ЕС.

“Бензин в Беларуси субсидировался, поэтому мы не наблюдаем такого снижения цен, как это происходит в европейских странах. Кстати, европейские цены на бензин сейчас опускаются почти до уровня цен белорусских (около 0,6 доллара за литр)”, – констатирует эксперт.

В свою очередь Лев Марголин замечает, что от падения цен на нефть “рядовому белорусу ни жарко, ни холодно”. Единственный момент – это сохранение цен на бензин на протяжении уже почти года. По выражению Марголина, это значит, что рядовой белорус хоть и стал беднее, но пока еще имеет возможность летом съездить на дачу на машине. “По-хорошему, в условиях падения зарплат и уровня жизни в целом, когда нефть дешевеет, бензин тоже должен был бы стать дешевле. Но, видимо, наше нищее государство не может себе этого позволить”, – подвел итог экономист.