Впервые за долгие годы «союзного строительства» в Минск на заседание Высшего госсовета «союзного государства» прибыл не только Владимир Путин, но и премьер-министр России Дмитрий Медведев. Чтобы поприсутствовать на церемониальном мероприятии, все высшее руководство России слетелось в Минск, фактически обезглавив страну на время минского мероприятия.

Философ и методолог Владимир Мацкевич, обративший внимание на этот казус в беседе с корреспондентом Службы информации «ЕвроБеларуси», считает, что приезд обоих российских руководителей в Минск как раз свидетельствует о реальном отношении Москвы к Беларуси – не к сателлиту, а к своей территории.

— Заседание Высшего госсовета «союзного государства» в Минске прошло серо и невзрачно. Если не считать, что после переговоров тет-а-тет Лукашенко с Путиным вышли довольные, а спустя пару дней российский посол объявил о выделении Беларуси кредита. Можно ли по этим косвенным признакам судить о нынешнем характере белорусско-российских отношений?

— Можно было бы для красоты слога сказать, что отношения такие же серые и невзрачные, как и сама встреча.

Нужно обратить внимание на другое. Никакого смысла в юридической форме существования так называемого «союзного государства» Беларуси и России нет, но тем не менее это позволяет России рассматривать Беларусь даже не просто как своего сателлита, а как свою территорию – не считаясь ни с каким суверенитетом Республики Беларусь или режима Лукашенко. Во всяком случае, считаясь не более, чем со строптивым губернатором какого-нибудь российского региона. Именно это и продемонстрировал прошедший визит.

Президент России приехал в Минск с тем должностным лицом, которое должно оставаться первым лицом в стране, когда президент покидает ее территорию. Это имеет глубокий смысл в плане безопасности и так далее. В нашем случае все писаные и неписаные нормы нарушены. И пресс-секретарь президента России господин Песков объяснил сей казус тем, что это не является нарушением законодательства, поскольку президент России и лицо, его замещающее, находится на территории «союзного государства». Этим продемонстрирован реальный статус Лукашенко и возглавляемой им страны в глазах Кремля, что, наверное, должно было стать понятным и многим гражданам России. Это должно было стать понятным и нам – каким образом к нашей стране, к нашему суверенитету относятся в Кремле.

Когда о кредите через несколько дней после визита заявляет многолетний посол России в Беларуси, это свидетельствует, что не обсуждение кредита являлось главным вопросом; скорее всего, главный вопрос – военное сотрудничество, в частности, военная база в Бобруйске. Таким образом этот визит при всей своей невыразительности может быть прочитан именно таким образом. И тогда можно задать вопрос: зачем России вообще держать посла на территории, которую она считает своей? Не держит же Москва посла в Красноярске.

Такое двойственное отношение к Беларуси позволяет играть в очень темные игры, манипулировать как угодно белорусским режимом, и мнением народов Беларуси и России, и участвовать в хитрой игре с Европой, НАТО…

— Путин сумел «убедить» Лукашенко в необходимости военной базы?

— Я могу только догадываться. Если о кредите объявляется не по результатам визита, а через несколько дней, это означает, что не денежный вопрос был главным. Но какой вопрос оказался главным, я могу только строить предположения. Поскольку Беларусь учитывается в российских планах только как стратегическая территория в противостоянии России с НАТО, в играх России с Евросоюзом, то мог обсуждаться целый ряд вопросов – весь круг вопросов, связанный с безопасностью, военным присутствием, с пограничными вопросами, в том числе и с военной базой. Наверное, поскольку военная база в Бобруйске сейчас является одним из самых главных предметов обсужденияв стратегических играх, то можно предположить, что именно авиабаза и стала главным предметом обсуждения на переговорах в Минске.

— И Россия, и Беларусь пребывают в состоянии системного кризиса. Россия больше не может удовлетворять все растущие аппетиты официального Минска, но не хочет отпускать Беларусь в свободное плавание. Означает ли это, что Кремль ужесточит свою политику по отношению к Беларуси, чтобы удержать на коротком поводке?

— Что значит – более жесткая позиция? Лукашенко позволяют делать то, что не затрагивает стратегические интересы России в регионе. Так было и так остается на сегодняшний день. А то что Лукашенко делает внутри страны, думаю, даже не сообщается в кремлевских сводках высшим руководителям России. В Кремле просто не хотят ничего знать – делай что хочешь.

— А как в Москве смотрят на попытку официального Минска и Евросоюза перезапустить двусторонние отношения? Кремль публично не возражает против потепления. Но готова ли Москва смириться с дрейфом Беларуси в сторону злейшего врага – Запада либо она просто пытается переложить все тяготы по содержанию своего сателлита на Европу?

— Думаю, этот курс согласован с Москвой. Такого рода вопросы сателлит Кремля не может решать самостоятельно. Поэтому сегодняшние процессы между Минском и Брюсселем согласованы и утверждены в Москве.

— Бывший посол Украины в Минске Роман Бессмертный говорит о назревании конфликта на границе между РФ и Беларусью. Можно по-разному оценивать такие прогнозы, но случись вооруженный конфликт – способна ли Беларусь противостоять со списанным российским оружием на вооружении?

— Давайте только не фантазировать: по сравнению с постсоветскими странами Беларусь по вооружениям находится не в худшем состоянии.

Во-вторых, никаких причин, никаких поводов для возникновения вооруженных конфликтов на границе с Украиной и Беларусью нет.

По отношению к российской армии никакого вооруженного противостояния не будет, потому что генералитет белорусских Вооруженных сил целиком пророссийский – даже отдать команду на сопротивление будет некому. На Донбассе в 2014 году генералитет тоже был настолько растерян и не готов к такого рода действиям, что решение принималось на уровне полковников, командиров батальонов.

Это абсолютно фантастическая ситуация: если России понадобится оккупировать Беларусь, для этого надо будет отдать приказ белорусской армии, а не вводить в страну дополнительные войска. Разве что для проведения парада в столице оккупированной территории.

На сегодняшний день я такой угрозы не вижу. Но если вдруг сумасшедшим лидерам России (судя по их действиям) захочется оккупировать Беларусь, вопрос будет решаться не на уровне способности белорусских солдат и офицеров противостоять российской армии, а на уровне командования, генералитета. Если некие силы и смогут оказать сопротивление, то это будет не сопротивление армии, а сопротивление партизанское.

— Подведем итог: Беларусь была и остается российским сателлитом, и пока страной правит Лукашенко, нам не суждено изменить свой статус?

— Пожалуй, с таким утверждением я вынужден согласиться. 

Фото osvedomitel.com