Российские археологи нашли при раскопках на углу Китай-города и Зарядья множество торговых артефактов времен Василия I, сына Дмитрия Донского, в том числе фрагменты восточных и европейских товаров, а также десятки московских и зарубежных таможенных пломб, сообщает пресс-служба Института арехологии РАН, пишет РИА Новости.

Археологи нашли в Зарядье "набор купца" времен сына Дмитрия Донского

«Особенно много находок — более 300 — относится ко второй половине 14 и 15 веку. Это «темные века» московской археологии, до сих пор у нас было очень мало материала, относящегося к этой эпохе», — заявил Леонид Беляев, заведующий Отделом археологии Московской Руси ИА РАН и руководитель раскопок.

Как рассказывает ученый, раскопки на территории Зарядья начались еще в советские времена, в сороковые и шестидесятые года прошлого века. Они были продолжены только в новом тысячелетии, в 2006 году и в  августе этого года, когда специалисты института приступили к раскопкам бывшего Мытного двора, который служил таможней для московских князей 14 века.

За несколько недель раскопок ученые обнаружили на месте бывшего двора несколько сотен артефактов, в том числе восточную керамику, монеты, кресты и прочую бижутерию, одежду, иконы и другие предметы искусства. В уровне, соответствующем эпохе правления Василия I, найдены редкие для Москвы металлические предметы с Востока: бронзовое зеркало с арабской надписью, разомкнутый браслет с головой дракона, бляшка в виде лотоса.

Кроме того, в этих слоях было найдено более десятка свинцовых пломб конца 14 века. Такие пломбы ученые находили и раньше, однако достоверно их назначение неизвестно до сих пор. Специалисты ИА РАН считают, что это таможенные пломбы. К тому же в слое, относящемся к XV–XVI векам, были найдены крупные западноевропейские товарные пломбы. По словам Беляева, раскопки в Зарядье продолжаются, можно ждать много новых интересных находок.

Помимо открытия «набора русского купца», Беляеву и его команде удалось завершить расшифровку записи в берестяной грамоте, об открытии которой ученые заявляли ранее. В ней говорится нижеследующее:

«Поехали есмы, г[осподи]не, на Кострому. Юрьи с матерью нас, г[осподи]не, вернул назад, а взял себе с матерью 13 бел, да взял 3 [белы]. Потом, г[осподи]не, взял 20 бел да полтину»

Если перевести это на современный язык: в письме некий слуга или подчиненный рассказывает господину о неудачной поездке в Кострому. Во время нее слугу и его спутников задержал и вернул назад некий Юрий со своей матерью, видимо, имевший на то право. Они взяли с автора сначала 13 бел и 3 белы, относительно небольших денежных единиц. Этого «Юрию» показалось мало, и по неведомой причине автор отдал им же еще 20 бел «с полтиною». Вместе это 36 бел и полтина – сумма довольно внушительная.

Как считает Беляев, автор этого письма не был, как большинство авторов других берестяных грамот, новгородцем. Кроме того, пока не понятно, кем был этот Юрий, однако ученые полагает, что он был знатным человеком.

«Язык текста не содержит особенностей новгородской речи; нет обычного для Новгорода обращения к адресату, нет имени автора. Хотя уверенно связать персонажей письма с конкретными историческими лицами нельзя, следует учесть, что имя «Юрий» было распространено только в княжеско-боярской среде», — заключает Беляев.

© ИА РАН