Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

После Нового года из белорусских аптек могут исчезнуть многие препараты иностранного производства. Такое опасение высказывают дистрибьюторы.
16:08 11 лістапада 2015
2598
Памер шрыфта

Говорят о списках импортных препаратов, на пути которых в Беларусь поставлены административные препоны. Якобы в этом перечне – наиболее популярные у населения лекарства.

Не случится ли так, что в один прекрасный день мы поймем, что возможности выбирать, чем лечиться, у нас уже нет?

«Народная Воля» попыталась в этом разобраться.

«Могу предложить белорусский аналог”

В аптеке на улице Матусевича немноголюдно. Стильно одетая женщина у окошка возмущается: «Это уже третья аптека, где я не могу купить «Климонорм»! Неужели опять придется заказывать в России?!» Провизор, видимо, привыкшая к возмущениям посетителей, вежливо советует поискать препарат в другой аптеке. «А еще лучше – узнавайте по справке, где есть лекарство, и езжайте туда», – советует фармацевт.

Следующая посетительница называет лекарства, которые нужны ей. Из списка в наличии оказывается только несколько препаратов. «Гроприносина» нет, вместо «Лазолвана» провизор советует взять отечественные таблетки от кашля «Амброксол», детские капли в нос «Ринофлуимуцил» остались в количестве одной бутылочки. Подумав, женщина-покупатель говорит: «Давайте всё, что есть из списка, по две штуки» И, как бы оправдываясь, поясняет: «Сезон простуд начинается. Ребенок у мамы, а в райцентре уже давно перебои с поставками импортных лекарств, да и стоят они там дороже, чем в Минске».

В другой аптеке, уже на улице Захарова, наблюдаю почти такую же картину.

Чихающая девушка хочет купить «Фервекс», фармацевт разводит руками: «Могу предложить белорусский аналог «Гростудин». Но предупреждаю: многие пациенты жалуются на его качество. Есть «Терафлю», но стоит 149 тысяч». «Нимесила» и «Пиносола» в аптеке нет. Не находится на полках и французских таблеток от давления «Престариум» – их спрашивал еще один посетитель. Семейная пара забирает последнюю упаковку антибиотика «Авелокс», правда, со словами благодарности: «У вас еще по старой цене – 437 тысяч 400 рублей. А в аптеке по улице Козлова такая же упаковка стоит уже 534.700 рублей».

Провизоры на вопрос, почему в аптеке нет того или иного препарата, отвечают стандартно: «Нет поставок, когда завезут, не знаем…» Заведующая одной из аптек сети «Минская Фармация” только на условиях анонимности объясняет, почему так часто в последнее время возникает дефицит импортных лекарств:

– Потому что поставки импорта в государственные аптеки уже давно существенно сокращены. Около 60% нашего ассортимента – это белоруссие лекарства. Нам практически не поставляют импортных препаратов, если есть белорусские аналоги. Импорт, который заменить нечем, завозят. Но и его количество ограничено. Вот сейчас начался сезон простуд. Мы получили капли “Пиносол”, их размели буквально за два дня. Покупатели, конечно, возмущаются, и их понять можно. В Минске можно пойти в частную аптеку и купить там, а что делать жителям маленьких райцентров, деревень, где ближайшие частные аптеки за 100 километров? Их, по сути, лишили выбора, чем лечиться.

Диагноз – импортозамещение

Активное замещение импортных лекарств их белорусскими аналогами наблюдается в Беларуси на протяжении последних 7 лет. Еще в 2008 году в нашей стране был взят курс на импортозамещение в фармакологии. Власти тогда решили: зачем тратить огромные бюджетные средства и вывозить из страны валюту, закупая лекарства за границей, если эти деньги можно вложить в создание новых производственных мощностей и полностью удовлетворить больницы и поликлиники отечественными лекарствами.

Планы заявлялись грандиозные. И, стоит отметить, сработала отрасль неплохо. В 2008 году в Беларуси реализовывалось только 550 наименований отечественных лекарственных препаратов, а сейчас их 1,5 тысячи! Сегодня от всего количества лекарственных средств, зарегистрированных на территории Беларуси, отечественные таблетки, мази и иные формы составляют 30 процентов (1,5 тысячи из 5 тысяч зарегистрированных). Только в этом году на рынке должно появиться 140 новых лекарственных препаратов (115 уже выпускаются).

Но только 40% от производимых в стране лекарств идет на экспорт. Продаем лекарства в Россию, Украину, Казахстан, лишь небольшие партии удается отправлять в страны Балтии, Болгарию, Словакию, Иран и т.д. Остальное, естественно, поставляем на внутренний рынок, прежде всего в больницы и поликлиники.

Чиновники сегодня гордо заявляют: 90 (!) процентов лекарств, которыми лечат пациентов в районных больницах, сделаны в Беларуси. Даже в ведущих РНПЦ страны соотношение лекарственных средств “белорусские/импортные” составляет 55% на 45%. В 2009 году из бюджета страны на закупку импортных лекарств было потрачено 409,5 миллиона долларов, в 2010-м — 401,5 миллиона долларов (причем около 350 миллионов шли на закупку препаратов из Европы, США, Японии). А в прошлом году –внимание! – Минздрав заявлял о закупке лекарств за рубежом всего лишь на сумму 80 миллионов долларов.

Недавно столичным больницам и республиканским центрам Минздрав в очередной раз предложил пересмотреть перечень лекарств, которые медучреждения обязаны иметь в наличии. Естественно, предлагается еще больше сократить присутствие импорта.

– Рациональное зерно в этом есть, – говорит заведующий отделением одной из столичных клиник на условиях анонимности. – Есть импортные препараты, без которых можно обойтись. Например, все клиники страны имеют «Актовегин». Хотя медики давно говорят о слабой эффективности и даже бесполезности этого препарата. Однако Минздрав упорно его закупает. В открытом доступе есть статистика: в 2013 году на закупку «Актовегина» из бюджета было потрачено 9,65 млн долларов, в 2014-м – 8,1 миллион, за 9 месяцев этого года – около 4 млн долларов. А, например, 5 миллионов долларов на закупку препаратов для противорецидивной терапии для больных рассеянным склерозом в стране нет. А эти лекарства могли бы значительно улучшать качество жизни таких пациентов и отодвигать смерть.

Что касается тотального перехода на белорусское... Посмотрите на соседние Литву, Польшу – когда там перешли на европейские протоколы лечения, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний упала в 2 раза. Потому что в лечении используются эффективные препараты, которые имеют доказательную базу.

Стоп-лист

Естественно, что столь активное импортозамещение лекарств не могло не сказаться и на ассортименте аптек. Безусловно, нет ничего плохого в том, что рядом с дорогими импортными препаратами соседствуют более дешевые белорусские аналоги и есть немало белорусских препаратов, которые устраивают население и по качеству, и по цене. Здоровую конкуренцию в любой сфере и тем более в фармации можно только приветствовать. Но у нас пока превалирует привычный административный нажим.

Какие только «указявки» не выходили из стен Минздрава за последние годы, только бы увеличить объемы продаж белорусских лекарств в аптечной сети! Рекомендательные письма врачам «О принятии дополнительных мер, направленных на ограничение приобретения населением лекарственных средств импортного производства», настоятельные обращения к компаниям-поставщикам «принимать действенные меры по ежегодному сокращению объема импорта синонимов отечественных средств»… Уже все знают, что врачи в поликлиниках выписывают в первую очередь рецепты на белорусские лекарства, что популярных у населения таблеток или капель может не быть даже в частных аптеках и надо побегать по городу, чтобы их купить. Недавно Минздрав установил ежемесячный мониторинг продаж в аптеках (в том числе и частных), расположенных в шаговой доступности от центральных поликлиник, больниц, диспансеров, чтобы выяснить, насколько активно аптеки предлагают «купляць беларускае».

Но и этих мер, оказывается, недостаточно.

«С августа этого года работать стало еще сложнее, – говорит коммерческий директор компании, занимающейся оптовыми поставками импортных препаратов в Беларусь. – Если так пойдет и дальше, то в новом году страна может остаться без многих импортных лекарств.

Что сейчас происходит? Александр Лукашенко потребовал, чтобы выручка от продаж белорусских препаратов в Беларуси была такой же, как и от импортных, – 50 на 50. Чиновники щелкнули каблуками и бросились исполнять поручение. Хотя для всех, и в первую очередь для первых лиц Минздрава, очевидно, что, по сути, это невыполнимая задача. Потому что белорусская фармацевтическая промышленность производит дешевые генерики из недорогих субстанций – дешевые антибиотики, дешевые витамины, дешевые обезболивающие и т.д., средняя цена таблеток 1–3 доллара. Представляете, какие должны быть объемы продаж дешевых лекарств, чтобы иметь 50 процентов рынка в стоимостном выражении! Поэтому чиновники идут на разные ухищрения».

По словам собеседника, компаниям, занимающимся оптовыми поставками лекарств, в приказном порядке увеличены квоты на закупку белорусских препаратов: «Завозишь в страну импорта на миллион долларов – будь добр на миллион закупи и белорусских лекарств. Раньше это соотношение было таким: 70 процентов – импорт, 30 процентов – белорусские аналоги. Сегодня склады некоторых компаний просто завалены белорусскими лекарствами, по полгода нет сбыта, фирмы не знают, что с ними делать. Зато Минздрав себе в статистику записал, что продажи отечественных препаратов увеличены».

«Но и это еще не все, – утверждает наш собеседник. – Дистрибьюторам и раньше рекомендовали меньше ввозить импорта, сокращать поставки препаратов, аналоги которых есть в Беларуси. Сейчас доходит до абсурда, только бы выполнить поручение президента. Уже даже те препараты, которые не производятся на территории Беларуси, но популярны у населения и хорошо продаются, по сути, запрещают. Составлен список импортных лекарств и спущен в контрольно-аналитические лаборатории, которым дано указание затягивать сертификацию новых поставок данных препаратов в Беларусь. Этот список дистрибьюторы называют между собой «стоп-листом», он появился в конце августа и нигде не опубликован. Но произошла утечка, и недавно фирмы, занимающиеся оптовыми поставками, его заимели».

В списке, который показывает мой собеседник, более 300 препаратов ведущих мировых и европейских производителей. Есть препараты, у которых нет белорусских аналогов, есть те, которые входят в список жизненно важных. Это и антибиотики, и обезболивающие лекарства, таблетки и порошки, которые активно используются при заболеваниях желудочно-кишечного тракта, профилактики сердечно-сосудистых заболеваний, гипертензии, противопростудные и противоаллергические препараты. Вот только несколько наиболее известных, топовых лекарств из данного списка:

«Линекс», «Мезим», «Фестал», «Эссенциале Н» и «Эссенциале форте Н», «Де-нол», «Но-шпа», «Верошпирон», «Канефрон Н», «Троксевазин», «Авелокс», «Берлиприл», «Энам», «Нолипрел», «Лориста», «Флавамед», «Лазолван», «АЦЦ», «Биопарокс», «Ибуклин», «Фромилид УНО», «Диротон», «Церебролизин», «Кавинтон Форте», «Найз», «Кеторол», «МИГ», «Кардиомагнил», «Супрастин», «Цетрин», «Називин», «Виброцил», «Снуп», «Мастодинон», «Трихопол», «Полижинакс», «Терафлекс», «Седавит», «Ново-Пассит» и другие.

Немало в списке глазных капель – «Квинакс», «Тобрекс», «Офтаквикс», «Неванак», «Траватан», «Вигадекса», витаминов – «Дуовит», «Супрадин», «Элевит Пронаталь», «Пантовигар».

«Сегодня многие аптеки еще распродают остатки предыдущих партий, – говорит наш собеседник. – А после Нового года в дефиците могут оказаться многие препараты. Сертификацию новой партии лекарств, ввезенной на территорию Беларуси, согласно постановлению Минздрава, лаборатория должна проводить 7–15 дней. А сегодня компании на некоторые препараты больше месяца не могут получить сертификат. Например, на «Линекс», «Мастодинон», «Тритаце» и другие. Все поставщики, дистрибьюторы об этом знают, и все боятся говорить, потому что Минздрав может лишить компанию лицензии, закрыть за какие-нибудь мелкие нарушения оптовые склады, аптеки.

Но кому выгодна эта ситуация? Никому! Народ недоволен, потому что зачастую надо побегать по городу, чтобы купить нужное лекарство. Компании-поставщики несут убытки, с начала года продажи упали на 30 процентов, а при таком падении товарооборота говорить о прибыли не приходится. Значит, уменьшаются налоги, которые компании платят в бюджет, идет сокращение штатов, люди оказываются на улице.

В соцсетях уже есть объявления типа: привезем нужные лекарства из Вильнюса, доставка лекарств из России и т.д. Неужели наши правители не понимают: мы живем не в Томске, мы рядом с Европой. И народ поедет за лекарствами в Литву, Польшу, Россию. Деньги оставит там».

«Комментировать ничего не могу»

Неужели на самом деле существует такой «стоп-лист», тормозящий поставки импортных лекарственных средств в Беларусь? Звоню в Республиканскую контрольно-аналитическую лабораторию Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении.

Заведующая лабораторией Ирина Майсак от каких-либо комментариев отказывается. Вежливо отвечает: «По поводу этой информации, со всеми этими вопросами обращайтесь в Министерство здравоохранения. Я вам ничего не отвечу».

С аналогичными вопросами обращаюсь в региональные лаборатории. Никто информацию компаний-поставщиков о «стоп-листе» не подтверждает, но и не опровергает. Например, с заведующей контрольно-аналитической лабораторией Гродно Галиной Скобейко у нас завязывается такой диалог :

– Кто вам такое сказал (что существует «стоп-лист»». – Авт.)? – спрашивает Галина Станиславовна.

– В одной оптовой компании.

– Пусть оптовые компании и ответят, на основании чего они вам так сказали. Комментировать я ничего не могу. Они должны это подтвердить.

– Мне предоставили этот список, этот «стоп-лист», как они его называют. Но я хотела бы уточнить непосредственно у вас, как у заведующей лабораторией, существует ли он?

– Не могу ничего ответить на этот счет.

– Но вы же знаете, есть в вашей лаборатории такой лист или нет?

– Я вам объясняю: я не могу ничего вам ответить на такой вопрос. Такой вопрос я могу обсуждать только со своим руководством.

– Речь идет о том, что этот «стоп-лист» находится непосредственно в лабораториях.

– Я еще раз повторяю: я не могу с вами об этом говорить. Да, есть свои определенные сроки по прохождению контроля. Есть постановление Минздрава о проведении контроля качества лекарств. Есть еще административные процедуры, которыми мы тоже руководствуемся. Это наши документы, этим занимаются наши лаборатории. Каждое лекарство подвергается своему виду контроля.

– Есть ли у вас примеры, когда партия поступивших импортных лекарств сертификацию проходит не 7–15 дней, а месяц и больше?

– Комментировать я ничего не могу. Вам лучше обращаться к нашему руководству в Минск.

На недавней пресс-конференции, которая была приурочена ко Дню работников фармацевтической промышленности, у заместителя директора Департамента фармацевтической промышленности Министерства здравоохранения Виктора Шеина журналисты поинтересовались, почему созданы негласные препятствия для ввоза в Беларусь импортных препаратов. Не случится ли так, что в новом году белорусы столкнутся с дефицитом импортных препаратов, что многих из них не будет даже в частных аптеках?

– Могу однозначно сказать, и это требование министра здравоохранения, – заявил Виктор Шеин, – в розничной сети в обязательном порядке должны быть все импортные аналоги, которые ранее завозились на территорию Беларуси и которые для некоторых граждан являются панацеей. Если так сложилось, что это лекарственное средство помогает человеку, оно должно быть обязательно в аптечной сети. Единственное требование к нашим партнерам: мы производим качественную продукцию, ничем не отличающуюся по эффективности от импортных аналогов, так будьте любезны – обеспечивайте рынок, будьте патриотами страны и ни в коем случае не напрягайте тех, кто не имеет высокого достатка.

Маленький гражданин и интересы государства

Когда чиновники говорят о необходимости импортозамещения лекарств, они, безусловно, пекутся о государственных интересах, экономии бюджетных средств, но вряд ли думают о пенсионерке Зинаиде Альшевской.

– У мамы диабет второго типа и есть право на льготные рецепты, – рассказывает ее дочь Лариса. – Но выписывают только белорусские лекарства. А для мамы это не лечение, а мучение. Когда она лежала в больнице и ей подбирали дозу инсулина, кололи белорусские препараты. Вечером сделают так называемый длинный укол – утром маму всю трясет, она почти теряет сознание. Потом уже врачи подсказали, что есть французская инъекция – ручка «Лантус». В отличие от белорусского аналога этот препарат плавно снижает уровень сахара в крови, практически не имеет побочных эффектов. Еще одно его преимущество – он очень удобен в использовании: открутил нужную дозу и уколол себя сам, не надо самому готовить инъекцию, как с белорусским инсулином. Маме этот препарат подошел идеально. Но сегодня в Минске не везде есть «Лантус». На всякий случай я уже заказала эти инъекции в Москве, чтобы не получилось так, что маме нечем будет лечиться. Потому что, например, альфа-липоевой кислоты, которую принимают многие диабетики, уже практически нет в городе, проще ее заказать в Украине, Литве, чем искать в Минске.

А это рассказ минчанки Ирины Коваль.

 – Весной страдала от стенокардии, попала в кардиологическое отделение. Поскольку был повышен холестерин, в схему моего лечения входили статины. Назначили белорусские препараты, но через пару дней после их приема я почувствовала недомогание, дикие головные боли, была просто в разобранном состоянии. Заменить белорусское лекарство на импортное врачи не смогли: в стационаре их нет в наличии! При выписке врач посоветовал купить импортный статин «Зокор». Принимаю его уже почти полгода и чувствую себя прекрасно. Но сегодня «Зокор» пропал не только из госаптек (там предлагают его белорусский заменитель), но и у частников не купить, остались буквально две аптечные сети в Минске, где он еще продается.

«Наши чиновники кивают в сторону России: мол, там 59 процентов препаратов российского производства, – говорит коммерческий директор одной из компаний, занимающейся поставками лекарств. – Но производство отечественных препаратов, лекарственная безопасность актуальны для стран с населением свыше 50 миллионов, потому что там большие рынки лекарств. В России фармакологический рынок составляет 5 миллиардов долларов, и это сейчас, в кризис, а до падения был 10 миллиардов. А в Беларуси – 500 миллионов долларов. Но если мы начнем все заменять дешевыми белорусскими генериками и препятствовать поставкам импорта, то получим не только дефицит лекарств, на рынке появится монополист, и тогда цены на белорусские препараты станут кусаться».

К слову, недавно исследовательская компания «Интелликс-М» опубликовала свои данные о том, как росли цены на лекарства в Беларуси. Оказывается, за январь–август этого года белорусские препараты выросли в цене в среднем на 15 процентов. Лекарства Борисовского завода медпрепаратов подорожали в среднем на 23 процента, минского РУП «Белмедпрепараты» – на 15, СП ООО «Фармлэнд» на 30 процентов. Есть белорусские лекарства, которые с начала года стали дороже в два раза. Например, анальгин в инъекциях, корвалол, аспикард, каптоприл, изониазид, карбамазепин и т.д.

«Нет ничего плохого в том, что в Беларуси много отечественных лекарств, – считает Зинаида Альшевская – Я, например, «Но-шпу» не покупаю, мне помогает дротаверин. Но проблема в том, что далеко не всегда белорусские генерики эффективны, и я на своем опыте в этом убедилась. Мне белорусский инсулин не подошел, но купить импортный – проблема! Почему даже частным аптекам диктуют, чем торговать? Почему, чтобы купить лекарство за свои деньги, мы должны терпеть неудобства? Не слишком ли высокая цена здоровья получается?»


Аўтар: Мария ЭЙСМОНТ 
Крынiца: Народная Воля
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

23 лістапада 2017

Уникальную операцию на сердце проведут в РНПЦ детской хирургии

Белорусские хирурги в пятницу проведут первые операции 5-6-летним детям, страдающим аритмией.
22 лістапада 2017

Как уменьшить вред от курения: правда и мифы

Курение — это привычка, избавиться от которой многим не удается в течение всей жизни.
21 лістапада 2017

Кому нужна слепнущая нация?

Вопрос риторический, на него оппозиционная к власти часть населения может ответить, что слепой нацией легче манипулировать, и будет права.