На юбилейной сессии ООН в Нью-Йорке в зале заседаний место между министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем и пресс-секретарем президента Натальей Эйсмонт занимал Николай — младший сын Александра Лукашенко.

«И то, что рядом принц, наследник трона, укрепляет в мысли, что власть в Беларуси незыблема»

 

Насколько принято в международной дипломатии, чтобы ребенок присутствовал на такого рода мероприятиях?

Если пустили сына в зал, значит, Александр Лукашенко ничего не нарушил, считает аналитик-международник Андрей Федоров.

— Не берусь судить, насколько такая практика нормальная, поскольку не видел других подобных случаев, но это не значит, что их не было, — говорит собеседник. — Возить малолетних детей на такого рода мероприятия не очень принято. Для ребенка это тяжело, но Лукашенко раньше объяснял, что Коля без него не может.

Политолог Александр Класковский не видит сенсации в появлении младшего сына главы белорусского государства на юбилейной сессии ООН. Ведь подобная практика наблюдается не первый год.

Поначалу присутствие мальчика на встречах на высшем уровне вызывало достаточно оживленную реакцию в обществе, а сейчас уже и белорусы привыкли, и международные партнеры.

— Наверняка заранее дается справка, если куда-то с визитом прилетает официальный белорусский лидер, об особенностях его поведения и привычках. В этом вопросе проявляется дипломатичность, — считает политолог.

Что касается мотивов самого Лукашенко, то, предполагает Александр Класковский, имеется прагматический расчет: хотя официальный лидер публично и открещивается от передачи власти по наследству, но шальная мысль в голове крутится — а вдруг и такой вариант сработает.

— Это хорошо ложится на патерналистскую матрицу мышления многих белорусов, полагает собеседник. – Это вариант монархической власти, которая традиционно трактовалась как власть от Бога, на которую посягать нельзя. И то, что рядом принц, наследник трона, это чисто визуально укрепляет в мысли, что власть в Беларуси незыблема. Какие могут быть тут выборы, какая оппозиция, какая ротация элит? Вот видите, есть наследник, и внушается мысль о священности власти.

К тому же, считает политолог, сказывается и старая патриархальная культура, когда батька таскал за собой сына и на пахоту, и дрова рубить.

— Вот представитель крестьянства, человек с традиционным патриархальным мышлением выбился в президенты, и у него тоже сидит понятие повсюду таскать своего сына. Отдельный вопрос, как это действует на психику и воспитание самого Николая Лукашенко, — говорит Александр Класковский.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»