Расхожее мнение о том, что выборов у нас нет и потому участие в их имитации не просто бессмысленно, а является подыгрышем диктатору и способствует его легитимизации, сродни мнению о том, что солнце вращается вокруг земли.

Я убежден, что выбор есть всегда, в каждое мгновение политической жизни. Граждане всегда выбирают: и в той ситуации, когда им сообщают о рекордном урожае зерновых; или когда рассказывают, что в лесах полыхает пламя и из-за задымленности на шоссе столкнулись десятки авто; и, конечно же, граждане выбирают в том случае, если политики или политик, находящийся в оппозиции, демонстрирует свое отношение к происходящему и дает свою оценку действиям властей.

В случае с рекордными урожаями зерновых политик, если он из оппозиции, должен требовать от руководителя государства снизить цены на хлеб в два раза (приобретая образ Защитника народа). И если снижение цен не происходит, то следует обвинять власти в обкрадывании народа (приобретая для себя образ народного судьи и прокурора).

В случае большого пожара политик из оппозиции может обвинить власти в том, что пока народ страдает, власть предержащие загорают, купаются и не думают о безопасности людей. Ведь от лесных и торфяных пожаров смог душит миллионы людей в городах, заносит в их легкие канцерогены, возбуждая раковые заболевания.

И действительно, вы видели хоть один репортаж, в котором А.Лукашенко с сыном Колей в дыму направляют шланги с водой на огонь? Я не видел. Вы слышали хоть раз в годы рекордных урожаев требование какого либо диссидента или оппозиционного политика снизить цены на хлеб? Я не слышал.

А теперь от первых букв азбуки психологической борьбы в сражении за власть перейдем к нашим сегодняшним реалиям.

А.Лукашенко на этом этапе борьбы за голоса избирателей действует в идеологемном поле ВОЙНЫ (только б не было войны) и предстает в СМИ в образах Миротворца разной направленности. Но на войне, а особенно на реальной, современной важнейшей функцией является определение «свой-чужой». Такие электронные системы ставятся на самолеты и ракетные установки. Поймал летчик в прицел врага на скорости 2000 км в час, только нажал на пуск ракеты, а определитель заблокировал выстрел, потому что в прицеле оказался «свой».

Так и в мозгах избирателей действует миллионы лет нейронный механизм определения своих и чужих.

И тут Лукашенко играет роль своего не плохо. Косит траву, управляет комбайном, колет дрова, выращивает дыни, ухаживает за скотом. Только один недостаток имеет — чарку кульнуть по-мужыцку ня можа. Но своим быть для народа для выборов этого мало.

Пропаганда создала ему психологическую функцию политика, остановившего войну на Украине. И в воздействие на сознание избирателей действует не только факт проведения в Минске переговоров по мирному урегулированию конфликта на Донбассе. Важным аргументом в формировании чудотворной миссии миротворца А.Лукашенко является регулярно сообщаемое им в разных интервью знание им метода остановки войны. Его содержание он сообщил всем мировым лидерам, но для народа оно пока что остается закрытым, кроме той части, что США должны активно войти в политические действия для остановки войны. На последней встрече с журналистами независимых СМИ он вновь повторил эту идею.

Заметьте, никто нигде публично не оспаривал эти заслуги Лукашенко.

Психологическая функция Миротворец у А.Лукашенко как многоголовочный боевой снаряд раскрывается еще несколькими образами: 

Пропаганда с солированием А.Лукашенко создавала ему образ Защитника мира в Беларуси. Он не допустил и сделает всё, чтобы не допустить такой же войны в Беларуси как в Украине. В содержание этого образа входили и регулярные репортажи про заботу об армии, и декларации, что враги не пройдут в Беларусь ни с Востока ни с Запада. И актуализация врага-НАТО. И даже разработка собственных ракетных систем «Полонез».

Вот и на встрече с независимыми журналистами Лукашенко заявил:

«Я … не отправил ваших детей воевать». 

Последним по времени психологическим ходом Лукашенко стало объявление им экономической войны в Беларуси на встрече с премьер-министром: 

«…считайте, что у нас идет в экономике война, военное положение. И мы должны сделать все для того, чтобы вот в этих военных экономических условиях выполнить те задачи… Люди не требуют
же от нас что-то сверхъестественное! Они понимают, что мы процентов на 80 попали в этот кризисный период не по своей воле. Не мы тому виной. Но вылазить из этого, напрягаясь до неимоверности, придется нам. Никуда от этого не денешься. Ждать, что будут лучшие времена у наших соседей, на наших рынках, не приходится, вы видите, как развиваются события. Поэтому придется идти, проламываясь, конкурируя, на другие рынки. Это задача каждого».

Причем, обратите внимание, что в экономической войне он тут же указывает на внешнего врага — кризис. А попробуйте представить, как его министры будут «проламываться» на международные рынки?! Тут его братья-россияне тысячами тон заворачивают продукцию из Беларуси, а он намерен «проламываться». Но звучит гордо, агрессивно, воинственно и образ формирует.

Но Лукашенко не прост. Смотрите, как он поддерживает серьезность оценки про экономическую войну и необходимости защиты от нее: 

«И первая задача — это продавать то, что мы производим. И ни в коем случае не на склад, ни в коем случае не вывозить куда-то под ответственное хранение. Я это контролирую сейчас даже с помощью спецслужб». 

Четвертая ипостать Миротворца так же сформирована им и названа угрозой-врагом по имени Революция. Заметьте, что в лексиконе А.Лукашенко стало штампом использование словосочетания «именем революции». Это когда он чего-то хотел достичь внутри республики. И вот Революция вдруг превратилась в его устах в угрозу — во врага: 

«…я не хочу создать такое буржуазное или буржуазно-демократическое общество, где будет пропасть между богатыми, читай, нашими бизнесменами, предпринимателями, может, какими-то чинушами и так далее, и обычным народом. Вот эта пропасть обязательно приведет к скандалу, как минимум. А как максимум, и мы это уже проходили, — к революциям. Дестабилизировано будет общество, и, может, мы еще раньше и быстрее повторим украинский вариант. Может быть, без внешнего вмешательства»

Вот вам и образ защитника граждан Беларуси от революции и как следствия — защитника от войны по украинскому варианту. На встрече с независимыми журналистами Лукашенко снова категорически заявил, что он против и украинского закона о выборах и потрясений, которые возникли в Украине.

5. И, наконец, еще одна составляющая образа Миротворца заключается в защите граждан от чиновников-коррупционеров. Венцом его должен был стать закон о борьбе с коррупцией. А базовыми действиями по созданию этого образа являлись регулярные посадки ряда чиновников. Вспомните хотя бы посадку заместителя градоначальника Минска Ладутьки за взятку в 500 000 долларов. Из свежего: «Кассация бывшего зампреда Ганцевичского райисполкома не удовлетворена — чиновник сядет на 5 лет».  Памятны посадочные дела за махинации с квартирами гомельских чиновников.

Но этот образ защитника народа от коррупционеров оказался самым слабым звеном у Лукашенко. Царские дворцы на миллионы долларов его министров, широко представленные в СМИ и не получившие никакого реагирования Защитника от коррупционеров — это ловушка, капкан для народного защитника. А Генпрокуратура и вовсе отказалась предавать гласности доходы высших чиновников!

Это уже цинизм власти, который захлопывает капкан для А.Лукашенко, как защитника народа от коррупционеров. И пока что он в нем находится. Было время, когда по велению Защитника, такие дворцы отобрали у минского прокурора и отдали детям. Эффект в народе был созидательным для образа борца с коррупцией.

Есть у Властителя мира и стабильности еще два имиджа, которые висят над ним как дамоклов меч.

Это образы Болтун и Слабак.

Именно эти образы привели к политической смерти М.Горбачева. В них он, как в «психологическом гробу» закончил свою политическую карьеру. Интересно, что А.Лукашенко в психологическом плане след в след идет за судьбой Горбачева. Пока что образы Болтун и Слабак находятся в отношении Миротворца-Защитника на далеком расстоянии. Но в политике время и расстояние стремятся к нулю в зависимости от интенсивности контрпропаганды.

Обещания А.Лукашенко в 2010-м году на Всебелорусском народном собрании, где им декларировалось построение через пять лет белорусского земн
ого рая с 1000 долларов зарплатой, закончились выдачей зарплаты тушенкой и макаронами, массовыми сокращениями рабочих. Но на встрече с независимыми журналистами он вдруг заявил, что на 2015-й год планировал среднюю зарплату в 500 долларов.

Борьба Миротворца с коррупцией привела к предельно циничным результатам. Чиновники берут взятки, размеры которых значительно превосходят зарплату рабочего за всю его жизнь, а министры, которые должны заниматься социальной защитой, строят дворцы за миллионы долларов.

Но Миротворец, похоже, с этими людьми серьезно воевать пока что не намерен. Большинство чиновников откупается от тюрьмы.

Миротворческая миссия по отношению к чиновникам имеет следующую негласную матрицу отношений: «Вы мне — высокий процент голосов, а я вам свободу и привилегии. Давайте жить мирно именно так!» А этот социальный договор уже не «народный формат». Но он пока что маскируется. Вот и недавно Лукашенко пригрозил правительству увольнением и тем, что работу министры в Беларуси не найдут. И такие угрозы мы слышим по несколько раз в год, а министры как сыры в масле катаются, а сидят в тюрьме за них другие, как посидел в тюрьме директор «Борисовдрева» Мальцев за решения, которые принимал премьер-министр…

Дабы заблокировать в сознании избирателей мысли и представления, что Лукашенко могут не избрать, он на каждом совещании, которое транслируется в СМИ, сообщает о том, какой будет наша жизнь через пять лет, десять и в большей перспективе. Вот и на недавней встрече с независимыми журналистами, когда Марина Золотова спросила Лукашенко о том, «есть ли у вас план как жить после выборов?», Властелин президентских сроков уверенно ответил, что за пять лет рассчитается по кредитам и больше их брать никогда не будет…

Такая безапелляционная уверенность А.Лукашенко в своей несменяемости сопутствует с созданием с его стороны образов лидерам оппозиции как политическим имитаторам, которые не хотят власти и не хотят борьбы. При этом объярлыченным лидерам слово не дается.

Образы морального Судьи и Прокурора — это еще два психологических образа А.Лукашенко.

«… у некоторых зуд, у части нашего общества: вот не получается, нужны некие перемены. Типа миллион рабочих мест. Правда, никто не думает о том, что рабочие места-то нужны с завтрашнего дня, чтобы продать продукцию. Да и где мы возьмем этот миллион человек под миллион рабочих мест? Знаете, популистские такие вот лозунги. А во-вторых, чтобы создать миллион рабочих мест, надо 10 миллиардов долларов, а может быть, и больше. Ведь это должны быть места, которые дадут хорошую продукцию».

Вот так А.Лебедько со своими коллегами, известными учеными получил моральный приговор «Популист» от А.Лукашенко.

А вот образ реального высшего Судьи и Прокурора особо и не надо создавать. Регулярно Властелин правосудия публично отправляет людей в тюрьму и выпускает. Казнит и милует.

Лукашенко и его пропагандисты, особенно с БТ-1, в последнее время интенсивно лепят кандидату в президенты образ Создателя.

«Я вам создал государство и не отправил ваших детей воевать».

Одновременно Создатель регулярно подчеркивает свой образ Защитника суверенитета и независимости.

При этом втягивание Беларуси в союзное государство Россия-Беларусь — это потеря политического суверенитета, в ОДКБ — это потеря военного суверенитета, в Евразийский экономический союз — потеря экономического суверенитета.

Но раз в оппозиции об этом молчат или говорят в полголоса, значит можно демонстрировать политический фокус превращения Могильщика суверенитета в его Защитника прилюдно на весь мир.