У Беларуси, по мнению военного обозревателя Александра Алесина, не так много активов, которые могут быть серьезным козырем в торге с Российской Федерацией по поводу различных льгот. 

— Самый главный актив — это, конечно же, наше геополитическое и географическое положение, — считает эксперт. — Беларусь — передовой плацдарм России, выдвинутый в сторону НАТО. И ценность этого актива растет.

Минский завод колесных тягачей еще с советских времен производит колесные шасси, на которых размещаются мобильные ракетные комплексы стратегического назначения. Важность этих комплексов в том, что место их базирования не определено.

— Они находятся в движении и поэтому малоуязвимы для американских ракет, — поясняет Александр Алесин. — В отличие от шахтных ракетных установок, место которых на карте намертво закреплено, и тяжелым ядерным боеприпасом (двумя-тремя) эту ракету в шахте можно повредить или уничтожить, мобильные ракетные комплексы для России обеспечивают гарантированный ответный удар в случае, если США, допустим, захотят нанести опережающий удар по России.

По словам Алесина, чтобы заново изобрести такую машину, потребуются время, деньги и, главное, кадры.

— В то же время в Беларуси есть высшие учебные заведения, которые готовят специалистов, академическая наука и мощное конструкторское бюро, — отмечает эксперт.

По его оценке, россияне лет за 15 могли бы повторить это изделие.

— Но сейчас перед Россией стоит задача к 2018 году сравняться со Штатами по количеству ракет и ядерных боезарядов, чтобы аргументы в переговорах были более весомыми. За счет подводных лодок и шахтных пусковых установок это сделать трудно, поскольку уровень экономики и техническая составляющая у американцев выше. Кроме того, у них есть деньги, — обращает внимание военный обозреватель. – А вот если нарастить количество подвижных пусковых установок за счет колесных и железнодорожных…

Эти факторы, продолжает аналитик, придают стратегическое значение МЗКТ. Кстати, завод производит также колесную базу для ракетных комплексов «Искандер-М», для практически всех береговых ракетных противокорабельных комплексов.

— А еще — все машины обеспечения ракетных комплексов, фактически, бытовки на колесах. Таких машин нужно даже больше, чем самих пусковых установок, — подчеркивает Александр Алесин.

В условиях кризиса и падения цен на нефть, отмечает эксперт, россияне хотят поставить МЗКТ под контроль, сделать его российским юридическим лицом.

— Учитывая опыт событий в Украине и других постсоветских странах, Россия считает, что надежнее иметь этот завод под своим крылом, — полагает эксперт.

В 2010 году россияне попытались на КАМАЗе начать разработку таких машин, но не было людей, опыта и технического потенциала.

— Сейчас объявленная программа играет роль информационного тарана. Ею пугают белорусов: мол, если не сдадите завод, мы через несколько месяцев построим эту машину, испытаем, положим на нее свои ракеты, и вы нам больше не будете нужны, — говорит Александр Алесин.

Даже если построить опытный образец, его надо испытать, наладить серийное производство.

— И, самое главное, вся инфраструктура в войсках, система сервиса, обслуживания, обучения войск заточена под белорусские колеса. Деньги на сами машины могут оказаться несоизмеримо меньшими, чем средства, затраченные на инфраструктуру. Россияне скрипя зубами вынуждены пользоваться услугами нашего предприятия, налаживать сотрудничество, — констатирует Алесин.

Объединение под эгидой КАМАЗа, по его мнению, несет для Беларуси явную угрозу лишиться технического потенциала, превратиться в отверточную сборку.

Фото: sputnik.by