Парк высоких технологий обратился в Евразийскую экономическую комиссию и Постоянный Комитет союзного государства через белорусское правительство для отмены неправомерной по его мнению инициативы. Сами же белорусские ИТ-компании считают, что все дело в «слишком сильной» по сравнению с Россией ИТ-отраслью в Беларуси.

Президент России Владимир Путин одобрилпоправки в закон, которые запрещают закупку государством иностранных программных продуктов и заказ услуг с их применением в тех случаях, если существует хотя бы один российский аналог. Документ вступит в силу 1 января 2016 года. К большому сожалению, для Беларуси здесь не сделано никакого исключения, несмотря на Единое Экономическое пространство….

Напомним, что это уже не первый случай, когда Россия действует методом запрета. Ранее уже запрещалсяввоз мяса из Беларуси восемью белорусскими предприятиями, на которые приходился почти весь объем импорта белорусского мяса в Россию — около 400 тысяч тонн суммой не менее 300 миллионов долларов. Если это тенденция, то вполне можно ожидать, что в скором времени Россия замахнется на «святое» – экспорт белорусских тракторов и «БЕЛАЗов» в свою страну? KV.by попытались разобраться в этом вопросе.

Как ИТ-отрасль Беларуси реагирует на решение России?

Заказчиками Парка высоких технологий являются компании из 56 стран мира. В структуре экспорта 14,4% приходитсяна страны СНГ.

В редакцию KV.by попало письмо, подписанное директором Парка высоких технологий:

Россия завидует успехам белорусских «айтишников»?

«По результатам проведенного совещания в ПВТ с участием 8 компаний, которых затрагивает данный вопрос, в адрес Премьер-министра РБ Кобякова А. В. было направлено письмо с описанием проблемы и следующим предложением:

  1. Министерству иностранных дел Республики Беларусь в установленном порядке оперативно информировать Евразийскую экономическую комиссию и Постоянный Комитет союзного государства о законодательных инициативах, неправомерно ограничивающих доступ программных продуктов белорусских разработчиков на рынок Российской Федерации.
  2. Информировать Правительство Российской Федерации о нарушении вышеуказанных проектом Постановления положений законодательства стран – членов ЕАЭС в рамках единого рынка товаров и услуг».

Кто в Беларуси попадет под удар?

KV.by обратились к генеральному директору ЗАО «БелХард Групп» Игорю Мамоненко, чтобы узнать, чего ждать белорусским ИТ-компаниям и какие пути выхода у них есть.

Россия завидует успехам белорусских «айтишников»?

Игорь Мамоненко

«Теперь у компании, которая хочет сама участвовать в российском тендере, должны быть учредители только с российским гражданством (по всей цепочке юридических лиц).

В первую очередь, закон затронет белорусские компании-разработчики заказного ПО, и компании, продающие свои собственные лицензии на российском рынке. Они просто не соответствуют названным условиям.

Что касается аутсорсинговых компаний, работающих на субподряде у тех, кто уже собственно выиграл тендера, то законом предусмотрено, что за рубеж теперь не может отправляться более 30% бюджета проекта. А поскольку это и так их предельная маржа, то бизнес такого рода пострадает не сильно.  

Мы работаем в России с целым рядом наших программных продуктов, и у них там нет аналогов. Но что делать потребителю, если кто-то создаст “аналогичный продукт”, который только в незначительной степени повторяет наш, а формально отвечает требованиям тендера?

В Ассоциации «Инфопарк» прошло заседание, где была экстренно рассмотрена это проблема.

Пытались также понять логику составителей закона с точки зрения государственных интересов (защита рынка, защита информации, экономия валюты, развитие внутреннего потенциала и др.) Вроде все так, но почему вдруг защита от и Беларуси? Почему не запустили этот закон сразу как евразийский…?

В итоге сошлись на мнении, что данный закон был просто пролоббирован российскими софтверными компаниями, которым трудно на данный момент конкурировать с белорусами по целому ряду направлений. Слишком сильной за последнее время стала ИТ-отрасль у нас. Настолько, что все больше российских программистов предпочитают работать в Беларуси, а некоторые из них и своих старых заказчиков приводят».

Как быть?

По мнению Игоря Мамоненко, существуют несколько путей выхода из ситуации:

  1. Попытаться за полгода (или быстрее) гармонизировать законодательство с Россией. Однако есть одно «но» – на принятие закона обычно уходит 2-3 года.
  2. Опротестовать это решение российского правительства в рамках Евразийского сообщества. Это займет около полугода-года. Оно может привести к приостановке действия этого закона до тех пор, пока Беларусь не гармонизирует свое законодательство.
  3. Начать «торговые войны». Сначала Россия запрещает белорусский софт, потом Беларусь запрещает 1С, «Касперского» и т. д. И так по кругу. А затем придется посчитать потери и договориться полюбовно. Понятно, что такой вариант вряд ли желателен.
  4. Создавать российские дочки с российскими учредителями и законным механизмом ее контроля зарубежным разработчиком. Правда, юристы говорят, что в этом случае белорусам придется забыть про белорусские ИТ-преференции, которые они имеют в ПВТ.

KV.by будет держать вас в курсе развития событий вокруг российского «айтишного» закона.


Поделиться ссылкой: